На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети
  • Главная
  • «Вам на меня плевать, мне на вас плевать, у нас тут взаимно». Российские пограничники не спешат выпу

«Вам на меня плевать, мне на вас плевать, у нас тут взаимно». Российские пограничники не спешат выпу

Балтия

Один из самых популярных маршрутов, которыми украинцы пользуются, чтобы попасть из России в страны Евросоюза — через Нарву. Автобусы из Петербурга подъезжают к погранпункту в Ивангороде, люди высаживаются перед КПП.

Гражданин Украины Кирилл Омельченко, который на момент разговора с корреспондентом «Медиазоны» находился там уже больше суток, так описывает порядок прохождения границы: всех украинцев отводят в отдельную очередь, дактилоскопируют и забирают телефоны на проверку. Телефон могут вернуть, пока ты еще ждешь своей очереди на беседу с силовиками, которое Кирилл называет допросом. Скорость очереди — около трех человек в час.

Другой украинец, 37-летний Андрей Астахов из Мариуполя, сравнивая Ивангород с КПП в Новоазовске, через который он въехал в России, говорит, что это «небо и земля». Он провел в очереди 15 часов, после проверки телефона и отпечатков пальцев его ждал разговор с сотрудниками ФСБ, которые уговаривали Андрея остаться в России и обещали, что здесь ему помогут.

«Мне в Москве уже помогли, меня даже в пункт временного размещения, даже на порог вокзала не пускали. Хуже бомжей, к бомжам не так относятся, как относятся к нам, — резюмирует он. — А они: куда ты там собрался в зарубежные страны, кто там? Пробивают состав семьи».

«Они лютые и настолько злые, глаза кровью налитые, — вспоминает беженец. — Я говорю, вам на меня плевать, мне на вас плевать, так что у нас тут взаимно. Но кошке как объяснить, почему она никуда не может вылезти из сумки?».

Вечером 27 сентября в очереди было чуть меньше ста человек, из них около десяти — дети в возрасте до десяти лет, говорит Омельченко. Он видел, как с автобуса сняли пожилую женщину на инвалидной коляске.

До 28 сентября людей не пускали в приграничный дьюти-фри, воду им приносила волонтерка из Эстонии. К вечеру беженцам все-таки открыли доступ в магазин. При этом сложности на эстонской границе у украинцев начались еще в августе; об этом подробно писала «Медиазона».

КПП в Ивангороде. Фото предоставлено героем текста

Волонтерка Елизавета, координирующая выезд украинцев из России, не стесняясь называет ситуацию на границах Эстонии и Латвии — стран, почти полностью закрывших въезд для россиян — «полной жопой».

Ивангород остается самым загруженным погранпереходом, но на остальных пунктах ситуация едва ли лучше, говорит Елизавета: где-то не пропускают пешеходов, а где-то рядом с КПП нет ни населенных пунктов, ни автобусных остановок. Перейдя границу после многочасового ожидания и допроса, люди оказываются в чистом поле.

«Там есть нюансы: куда-то можно с кошками, где-то можно пешеходам, но базово по всем этим границам сейчас пешеходы ночуют, где придется. Сегодня мы знаем, что развернулся большой автобус. Решили не стоять: оценили, что стояние в пробке займет три дня», — говорит она.

Украинка, муж которой встал в очередь на КПП Кунична Гора у эстонской границы вечером 27 сентября, сказала «Медиазоне», что к середине следующего контроль прошли только 15 машин. По ее словам, водители с украинскими номерами стоят в отдельной очереди. Ситуация часто меняется: координаторка проекта «Помогаем уехать» Надежда уточняет, что еще 27 сентября автобус украинских беженцев пересек границу с Латвией на одном из КПП примерно за шесть часов, однако уже 28 числа граница «встала сильно».

Север

Сравнительно быстро — за четыре-шесть часов — подопечные Елизаветы проходили российско-финскую границу, где КПП менее загружены. На границе есть всего три пункта пропуска — Брусничное, Торфяновка и Светогорск — и все они недоступны для пешеходов.

«Финская граница — автомобильная. Между границей российской и финской, между КПП, километров пять. Окей, их привезли на русскую границу — дальше что? В Светогорске можно проехать на велосипеде и самокате, летом у нас кто-то так ездил. Была бы пешеходная граница — вся Финляндия была бы уже [полна беженцев]…», — сетует волонтерка.

Проблему могли бы решить автобусные рейсы, но Финляндия, как говорит Елизавета, требует от перевозчиков проверять у пассажиров международные паспорта. По оценкам Елизаветы, такие есть примерно у десяти процентов украинских беженцев, так что большинству этот вариант не подходит. Раньше украинцам помогали волонтеры, которые возили их на легковых автомобилях, не попадающих под требование о обязательной проверке документов перевозчиком. «Как вы понимаете, после 21-го числа число волонтеров резко сократилось», — разводит руками она. С 30 сентября Финлядния и вовсе ограничит въезд для россиян.

Другой вариант — Норвегия. Для этого надо приехать в Мурманск, который входит в приграничную зону. Как рассказывает Елизавета, уже на вокзале украинцы проходят «довольно неприятные опросы». В остальном Норвегия выглядит удобным направлением. Днем 28 сентября норвежский таблоид Verdens Gang написал, что с российской стороны движение через единственный КПП Стурскуг приостановлено, но погранслужбы обеих стран не подтвердили это сообщение.

Беларусь

Наконец, попасть в Евросоюз можно через Беларусь. Выехать туда украинцы могут и по внутреннему паспорту — но не по железной дороге, говорят волонтеры. По словам Елизаветы, из-за этого обстоятельства беженцы часто думают, что и на машине, чтобы въехать в Беларусь, нужен загранпаспорт. Она говорит, что точно пропускают с внутренним паспортом на КПП «Красная Горка», «Красный Камень» и «Кругловка».

«На въезде в Беларусь больших очередей нет, на выезде может быть очередь на полтора дня, потому там нужна электронная регистрация — у большинства людей не получается ее пройти, ее надо сделать за несколько дней. Поэтому они стоят живую очередь, она может быть от полусуток до полутора», — объясняет волонтерка.

По ее сведениям, трудности могут возникнуть на польской границе, где в последнее время стали довольно придирчиво проверять документы украинцев, и участились случаи, когда людей не пропускают.

«Как таковой бумажки беженца нет ни у кого. Человек приходит и говорит: я беженец. А если ему почему-то не поверили, ему могут выдать отказ во въезде в Евросоюз и сказать, что нет нужного документа», — подводит итог она.

Власти Беларуси утверждают, что с 24 февраля в республике живут 55 тысяч граждан Украины, из них 26 тысяч получили вид на жительство, пять тысяч — гражданство. ООН же насчитала в Беларуси только 14 тысяч украинских беженцев.

Редактор: Дмитрий Ткачев

Источник: Медиазона

14:36
61
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...