На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети
  • Главная
  • «Не факт, что будет мобилизация, но они уже внесли закон». Что написано в поправках к УК, принятых с

«Не факт, что будет мобилизация, но они уже внесли закон». Что написано в поправках к УК, принятых с

Мобилизация и военное положение как отягчающее обстоятельство

В действующей редакции УК отягчающим обстоятельством считается «совершение преступления в условиях вооруженного конфликта или военных действий» (пункт «л» части 1 статьи 63 УК).

Авторы поправок заменяют эту формулировку другой, более широкой — «в период мобилизации или военного положения, в военное время, либо в условиях вооруженного конфликта или ведения боевых действий».

Статьи УК о воинских преступлениях дополнили и ужесточили

Эту новую формулировку — «в период мобилизации или военного положения» — депутаты включили во множество статей главы 33 УК, где говорится о преступлениях против военной службы.

Статья 331 УК. Понятие преступлений против военной службы

Авторы поправок предлагают признать утратившей силу часть 3, согласно которой ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время либо в боевой обстановке, определяется «законодательством военного времени».

«Есть отдельные законы военного времени, но они решили пойти другим путем: в обычный Уголовный кодекс внести изменения уже сейчас, что боевые действия, то есть «спецоперация», тоже считаются. Они просто прописали теперь в каждой статье, которую они изменили: «В условиях боевых действий», — говорит адвокат и создатель проекта «Военный омбудсмен» Максим Гребенюк. — Не обязательно ждать войны. Не факт, что будет мобилизация, не факт, что будет военное положение, они еще не решили. Но они уже внесли закон — короче, всех зайцев сразу убили».

Статья 332 УК. Неисполнение приказа

Статью дополнили двумя новыми частями.

Часть 2.1 — о невыполнении приказа «в период военного положения, в военное время либо в условиях вооруженного конфликта или ведения боевых действий», а также об отказе «от участия в военных или боевых действиях». Наказание — от двух до трех лет лишения свободы.

Часть 2.2 — за невыполнение приказа в военное время, повлекшее существенный вред интересам службы или совершенное группой лиц, могут отправить в колонию на срок от трех до 10 лет (сейчас максимальное наказание по статье 332 УК — пять лет).

Статья 333 УК. Сопротивление начальнику или принуждение его к нарушению обязанностей военной службы

Статью дополнили частью 3 — за преступления, «совершенные в период мобилизации или военного положения». Наказание — от пяти до 15 лет лишения свободы (пока максимальное наказание по этой статье — восемь лет).

Статья 334 УК. Насильственные действия в отношении начальника

В этой статье тоже появится аналогичная часть 3 — о преступлениях в период «мобилизации или военного положения». По ней военные могут получить от пяти до 15 лет лишения свободы (сейчас по второй, более тяжелой, части этой статьи дают до восьми лет).

Статья 337 УК. Самовольное оставление части или места службы

Наказание ужесточают: от двух до 10 суток отсутствия — до пяти лет лишения свобода (сейчас пока до года); от 10 суток до месяца — до семи лет лишения свободы (сейчас до трех лет); больше месяца — от пяти до 10 лет колонии (сейчас максимальное наказание пять лет).

В примечании к статье появилось уточнение: теперь она распространяется на мужчин, состоящих в запасе и призванных на военные сборы.

Статья 338 УК. Дезертирство

Также добавляется часть 3 — за дезертирство в «период мобилизации или военного положения» можно получить от пяти до 15 лет колонии. Пока максимальное наказание по этой статье-10 лет.

Статья 339 УК. Уклонение от военной службы

Добавляется такая же часть 3 об уклонении в «период мобилизации или военного положения». Наказание: от пяти до 10 лет (сейчас — до семи лет).

Кроме того, аналогичные части, касающиеся «периода мобилизации или военного положения», появляются в статьях о нарушениях во время боевых дежурств, при несении пограничной службы, правил караульной службы, а также об умышленном уничтожении или повреждение военного имущества.

Сроки по всем этим статьям увеличиваются до десяти лет колонии (сейчас такое максимальное наказание предусматривает только одна из них — о нарушениях на боевом дежурстве).

За нарушение правил внутренней службы и патрулирования в гарнизоне будут давать до семи лет лишения свободы (сейчас пять лет).

За уничтожение военного имущества по неосторожности во время «военного положения» до пяти лет, за утрату — до семи (сейчас максимум по обеим статьям — два года).

Новые статьи против военных: о сдаче в плен и мародерстве

В главе 33 УК о преступлениях против военной службы появляются новые статьи.

Статья 352.1. Добровольная сдача в плен

Наказание — от трех до 10 лет лишения свободы.

Статья 356.1. Мародерство

По части 1 — за мародерство «в период военного положения, в военное время либо в условиях вооруженного конфликта или ведения боевых действий», которое не связано «с вынужденной необходимостью» — будут наказывать лишением свободы до шести лет.

По части 2 — мародерство с применением не опасного для жизни насилия или угрозами — предусмотрено до десяти лет.

По части 3 — группой лиц, в крупном размере или с опасным для жизни насилием — от трех до 12 лет.

По части 4 — в особо крупной размере, с угрозой убийством или причинением тяжкого вреда — от восьми до 15 лет.

Новые статьи УК о гособоронзаказе, которые дублируют друг друга и КоАП

Законопроект дополняет Уголовный кодекс четырьмя новыми статьями, посвященными гособоронзаказу. Все они дублируют уже существующие статьи КоАП — теперь уголовная ответственность вводится за повторное совершение того же самого деяния, которое в первый раз рассматривается как административное правонарушение.

Статья 201.2 УК. Нарушение условий госконтракта по оборонзаказу

Уголовное дело по этой статье могут возбудить против тех, кого уже привлекали к административной ответственности по статье о нарушении условий оборонного госконтракта (статья 14.55 КоАП).

Наказание — штраф до 3 миллионов рублей либо лишение свободы до восьми лет по первой части и до 10 лет по второй (если ущерб государству превышает 5% цены контракта, но не менее 5 миллионов рублей, или если заказ не выполнен).

Статья 201.3 УК. Отказ или уклонение от заключения контракта по оборонзаказу

Уголовная ответственность наступает после наказания по аналогичной административной статье 7.29.2 КоАП. Наказание — штраф до 3 миллионов рублей или лишение свободы до восьми лет.

Статья 285.5 УК. Нарушение условий контракта по оборонзаказу должностным лицом

Грозит тем, кто уже привлекался по статье 14.55 КоАП, наказание — такое же, как по статье 201.2 УК.

Статья 285.6 УК. Отказ или уклонение от заключения контракта по оборонзаказу должностным лицом

Дело может возбуждено после наказания по статье 7.29.2 КоАП, статья аналогична 201.3 УК.

Адвокат, партнер юридической фирмы D&A Partners Екатерина Смирнова называет законопроект вторым этапом принуждения частных компаний к заключению договоров, когда это «необходимо для проведения военных операций за пределами» России. Подобные меры депутаты обсуждали еще в июле, напоминает Смирнова:

«Введение статей является, с одной стороны, логичным с точки зрения российского законодателя; с другой стороны — неадекватным правовым регулированием.

Российское законодательство уже допускает возможность понудить хозяйствующего субъекта к заключению договора в рамках государственного оборонного заказа (ГОЗ). Так, в соответствии с Законом о ГОЗ, заключение контракта обязательно для доминирующего хозяйствующего субъекта. КоАП устанавливает административную ответственность за отказ от заключения договора в статье 7.29.2.

За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств установлена договорная (гражданско-правовая ответственность). Дополнительно предусмотрена и административная ответственность — статья 14.55 КоАП. Поэтому введение уголовной ответственности является следующим логичным шагом: привлекать к ответственности (вплоть до лишения свободы до восьми лет!) за отказ работать на государство или за ненадлежащую работу на государство.

Нововведение является неадекватным правовом регулированием, потому что государственный контракт остается по своей природе договором, к которому применимы общие положения и принципы Гражданского кодекса, такие как равенство участников договора, неприкосновенность собственности, свободы договора, недопустимость произвольного вмешательства в частные дела, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты.

Законодатель же де-факто пытается регулировать гражданско-правовые отношения — порядок заключения и исполнения договоров — инструментами уголовного права, которые изначально не созданы для такого регулирования. Ведь речь не идет об уголовной ответственности за мошеннические действия при исполнения государственного контракта или о растрате бюджетных денежных средств. Речь идет именно о гражданско-правовых нарушениях: частный субъект не хочет заключать договор с государством в рамках ГОЗ, не смог поставить товар в срок или поставил товар ненадлежащего качества. Регулировать такие вопросы через страх уголовной ответственности — явно неадекватно с точки зрения права.

Такие поправки в УК губительны не только для правовой системы, но и для экономики страны. Во-первых, принудительное сотрудничество с государством под страхом уголовной ответственности — это элемент госплана, а не рыночной экономики. Во-вторых, есть печальная тенденция распространения подходов к регулированию государственного оборонного заказа на другие сферы: чаще всего, государственные и муниципальные закупки и закупки госкомпаний. Пример этому мы уже видели в июле 2022 года: ФЗ № 272 распространил на государственные (муниципальные) контракты и закупки госкомпаний тот же подход, что раньше применялся только к гособоронзаказу. В частности, он установил, что в случае введения правительством специальных мер в сфере экономики, юридические лица независимо от их организационно-правовой формы и формы собственности не вправе отказываться от заключения договоров в соответствии с Законом о закупках госкомпаний (223-ФЗ) и Законом о контрактной системе (44-ФЗ). Такие договоры становятся обязательными, если речь идет о поставке товаров, выполнении работ, оказании услуг в целях обеспечения проведения ВС России, другими войсками, воинскими формированиями и органами контртеррористических и иных операций за пределами территории страны.

Соответственно, есть риск, что и уголовная ответственность впоследствии будет распространена не только на оборонный заказ, но и на все случаи, когда договор заключается на основании регулируемой закупки.

Это выглядит как подготовка к военному положению (каким бы эвфемизмом не пытались заменить это словосочетание): ты больше не можешь отказаться от сотрудничества с государством под страхом лишения свободы до восьми лет».

Редактор: Дмитрий Ткачев

Источник: Медиазона

21:00
58
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...