На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

Cуд над Навальным. День шестой

Всю прошлую неделю Навального судили в актовом зале ИК-2 в Покрове, где он отбывает срок по делу «Ив Роше» после того, как суд заменил ему условный срок на реальный.

Согласно обвинению по делу о мошенничестве, Навальный учредил Фонд борьбы с коррупцией, где Навальный, Роман Рубанов и Леонид Волков были управляющими лицами. Для обеспечения деятельности фонда они создали подконтрольные юрлица, в том числе «Штабы Навального». Эти организации, считает обвинение, «под предлогом борьбы с коррупцией осуществляли экстремистскую деятельность»: путем «обмана и злоупотребления доверием» собирали донаты на избирательную кампанию, но распоряжались ими «в личных целях и для деятельности».

Потерпевшими по делу признаны четверо человек: уже выступивший в суде эвакуаторщик из Москвы Александр Кошелев, тесть коллеги юриста Ильи Ремесло и двое предпринимателей.

По второму делу сторона обвинения утверждает, что Навальный, «пренебрегая нормами морали, нравственности и поведения в суде, в целях унижения чести и достоинства» оскорблял судью и участников процесса по делу о клевете на ветерана. Например, говорил: «Прошу разрешения обращаться к вам не ваша честь, а оберштурмбанфюрер», «Вы такие бессовестные люди, сборище воров», «Недобитый торговец дедом» и другие.

     Ссылка скопирована!

Один из свидетелей по делу о мошенничестве — бывший соратник Навального Виталий Серуканов, переметнувшийся на канал RT, где он снимает про оппозиционера изобличающие сюжеты и, по словам самого Навального, получает зарплату в миллион рублей. Во время выступления Серуканов назвал ФБК «закрытым тоталитарным обществом», а Навального — «маленьким богом», но затем сник под шквалом вопросов защиты и так и не смог ответить на большинство ее вопросов.

Еще один из свидетелей, Федор Горожанко сразу назвал уголовное дело против Навального абсурдным и подчеркнул, что Навальный действовал «в соответствии с действующим законодательством». Он пожаловался на давление в СК, куда его вызвали накануне заседания и заставили отрепетировать нужные гособвинению показания в суде. На следующее заседание, когда должен был продолжиться его допрос, Горожанко не явился.

     Ссылка скопирована!

Начало задержалось. Пресс-секретарь суда говорит, что сегодня, возможно, часть процесса закроют для журналистов. Предположительно, из-за показаний не анонсированного ранее секретного свидетеля.

Прокурор Тихонова просит судью в начале заседания продолжить ознакомление с материалами дела, а потом только перейти к свидетелям. Судья Котова не возражает.

     Ссылка скопирована!

Тихонова зачитывает копию приобщенного к делу приговора по делу «Кировлеса» и апелляцию на приговор. Далее она читает решение Верховного суда по тому же делу. Звук из зала заседания прерывается.

Сегодня в импровизированном зале суда также установлен монитор: вероятно, кто-то из свидетелей будет выступать по видеосвязи. Хотя ранее в суде также шла речь о том, чтобы связаться таким образом с одним из потерпевших по делу о мошенничестве, который находится под домашним арестом.

Шестой день суда в покровской ИК-2. Фото Елизаветы Нестеровой / Медиазона

Далее Тихонова зачитывает судебные постановления по делу об оскорблении Навальным ветерана.

     Ссылка скопирована!

Прокурор зачитывает документы, среди них — характеристика на Навального из колонии. В ней говорится, что заключенный Навальный был поставлен на профилактический учет как «склонный к совершению побега», потом снят с него и поставлен на учет как «склонный к распространению информации экстремистской направленности». Также у Навального было несколько профилактических бесед и выговоров «за ненадлежащие поведение при отбывании наказания».«Общительный, эмоциональный, склонный к необдуманным высказываниям, признаки эмоциональной напряженности, способен в стрессовой ситуации словами и делами спровоцировать на неожиданные коллективные действия», — говорится в документе.

     Ссылка скопирована!

Вызывают свидетельницу Юлию Стадничук. Она бодрым шагом подходит к кафедре.

Стадничук говорит громко и уверенно, потому что читает по бумажке. Она знает Навального не лично, а только как общественно-политического деятеля. Из телеграм-каналов Стадничук узнала о «неподобающих заявлениях Навального в адрес судьи». Далее свидетельница зачитала цитаты Навального [с процесса о клевете в адрес ветерана]. Судья спросила, что это у нее за бумаги. Та показала, вернулась на место и продолжила читать.

Свидетельница говорит, что чувствует, какое важное положение в стране занимают судебные органы власти, поэтому не могла не обратить внимание правоохранительных органов на оскорбление судьи.

Прокурор просит вспомнить еще цитат, кроме оберштурмбаннфюрера, Стадничук читает их с бумажки.

У прокурора больше нет вопросов. Навальный спрашивает, знает ли свидетель, что такое оберштурмбаннфюрер — вопрос снят.

Навальный спрашивает, является ли оскорбительным слово «полицай», если в нацистской Германии так назвали полицейских.

«Я не являюсь экспертом-историком, не буду отвечать на эти вопросы» — отвечает свидетельница, она говорит, что только знает, что сравнивать российских судей с нацистами недопустимо, ничего больше пояснить не может.

Судья снимает все вопросы Навального про реалии нацистской Германии, о которых знает или не знает свидетельница.

Юлия Стадничук. Фото: Елизавета Нестерова / Медиазона

     Ссылка скопирована!

Навальный ухмыляется и спрашивает, что такое Политика 2.0.

«Алексей Анатольевич, это вы должны знать, так как наверняка читали наш телеграм-канал», — свидетельница читает по бумажке и эту фразу тоже.

«[Мы] осуществляем контролирующую функцию власти, не превышая своих полномочий. Я являюсь официальным представителем движения», — поясняет она.

Навальный спрашивает, кто за нее проголосовал, что она стала официальным представителем. Стадничук отвечает, что никаких выборов у них нет. Официальным представителем ее делает то, что люди пользуются документами, которые она готовит для обращения в следственные органы.

Навальный спрашивает, может ли он самопровозгласить себя официальным представителем папы Римского — вопрос снят.

«Ваша честь, мне важно понять. Я ни в коем случае не пытаюсь выставить участников этого движения городскими сумасшедшими, если вдруг кому-то так показалось, но эти люди на меня написали 38 заявлений, хотел бы разобраться», — говорит Навальный.

«Ваша честь, можно я скажу?» — спрашивает свидетельница.

«Нет, нельзя, вы можете только отвечать на вопросы», — говорит ей Навальный. Судья делает ему замечание, что это прерогатива суда вести процесс.

«Извините, ваша честь, постараюсь сдерживаться. Я официальный представитель Лефортовского суда стал на секунду», — улыбается Навальный.

Все другие уточняющие вопросы про движение судья снимает. «Скажите, пожалуйста, ваше движение Путина поддерживает?» — спрашивает подсудимый. Этот вопрос тоже снят, но свидетельница кричит, что, конечно, поддерживает.

«Скажите, пожалуйста, ваше движение поддерживает войну?» — спрашивает Навальный.

«Вот это точно не имеет отношения к делу», — громыхает судья.

     Ссылка скопирована!

Следующий свидетель Снегирев.

Это судмедэксперт СК, он проводил экспертизу по делу о мошенничестве.

Адвокат Михайлова прерывает его, она говорит, что эту экспертизу прокурор не оглашала. После небольшого спора, оглашала или нет, выясняется, что прокурор и правда спутала страницы и именно эту экспертизу забыла огласить, поэтому начинает оглашать сейчас.

Экспертиза заключается в анализе вопроса, сколько средств в ФБК пришло от физических лиц, сколько — от юридических, и «на каких основаниях» эти переводы были совершены.

Свидетель Снегирев, фото Елизаветы Пестовой / Медиазона

В этот момент Михайлова спрашивает у свидетеля, как так вышло, что подписку об ответственности за дачу ложных показаний свидетель дал в 2020, а экспертизу провел в 2021. «Думаю, это просто техническая ошибка, такое часто бывает, все было в 2021 году», — быстро отвечает свидетель.

Затем прокурор продолжает оглашать документ.

     Ссылка скопирована!

Он говорит, что не знает. Михайлова спрашивает, были ли печати. Свидетель не может сказать. Осмотр был вместе со следователем, отвечает эксперт:

— Я в этих вопросах не сильно разбираюсь, — говорит он и объясняет, что ориентировался на следователя.

— У меня не было сомнений, что следователь делает все правильно, — говорит он.

Михайлова спрашивает, почему в фото-таблице доказательств несколько фотографий прозрачного диска без опознавательных знаков в одном и том же положении на одном столе. Ее интересует, может ли свидетель показать, разные ли это диски, различал ли как-то их эксперт. Свидетель ничего ответить не может, просит обратиться к следователю: «Это вообще не мой вопрос».

     Ссылка скопирована!

Становится понятно, в чем суть разбирательств: эксперт участвовал одновременно и в записи доказательств на диски, и в проведении дальнейшей экспертизы этих дисков.

— У вас есть полномочия получать доказательства, а потом использовать их для своих экспертиз? — cпрашивает Михайлова.— Я диск с осмотра не использовал в ходе экспертизы, я использовал расчетные счета, — отвечает Снегирев. — А где же вы их взяли?— На бумажных носителях и… ну на дисках получил.

Он делает паузу.

— Ну мы просто со следователем параллельно это делали, — не понимает, в чем проблема, он.

Михайлова спрашивает, нормальная ли это практика — участвовать и в записи доказательств, и в экспертизе по ним. Тут свидетель как будто бы понимает, что сказал лишнего и начинает уверять, что все было не так. Но как именно было — пояснить не может, потому что не помнит уже последовательность событий.

Свидетель постоянно хмурится и смотрит на прокурора, а иногда вопросительно вскидывает голову, смотря на нее. Создается полное впечатление, что он ждет помощи от Тихоновой. Но та молчит.

— А что меняется-то, ну даже формально? — совсем растерялся эксперт. — Это одна и та же информация, которую записали на диск и по которой я проводил экспертизу.

     Ссылка скопирована!

Источник: Медиазона

11:58
88
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...