На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети
  • Главная
  • Хэппи‑яд‑ланч. Почему приюты не могут доказать, что их собак отравил завод по производству корма (и

Хэппи‑яд‑ланч. Почему приюты не могут доказать, что их собак отравил завод по производству корма (и

«Думала, сдохну там, рядом»

«Сейчас, мое солнышко, потерпи пять минут, сейчас поставим катетер», — говорит за кадром 64-летняя Валентина Силич, глава частного приюта «Лохматая душа» в подмосковном Чехове. Она гладит по голове лежащую на столе собаку: черный окрас, рыжие пятнышки над остекленевшими глазами. Животное с трудом поднимает голову и, тяжело дыша, смотрит сначала на хозяйку, а потом на еще одного пса — он лежит в тележке рядом, по телу проходят конвульсии. Директор приюта идет по вольерам, в которых десятки собак лежат на соломе, пытаются встать, виляют хвостами и скулят.

На следующих кадрах — сложенные в ряд собачьи трупы: белый с палевыми пятнами, серый, рыжий, черный… «Мы не можем их убрать, врачи сказали не трогать, — обреченно констатирует Силич за кадром. — Завтра будут брать [анализы] еще и на бешенство».

29 сентября в приюте благотворительного фонда «Лохматая душа» отравились 200 собак, 17 из них погибли. Валентина Силич рассказывает, что животных пришлось спасать экстренно: импровизированные капельницы привязывали к заборам, больных собак на руках выносили из вольеров и складывали в загоне для прогулок. «Я думала, сдохну там, рядом», — дрожащим голосом говорит зоозащитница.

Накануне всем собакам приюта — их две тысячи — раздали 600 килограммов свежей партии корма Happy Lunch от производителя ООО «Наш город» из подмосковного Ступино. Поставщики, с которыми приют работал уже полтора года, задержали партию, привезли корм с опозданием в два дня: «Мы купили 10 тонн за 461 тысячу рублей, в тот день раздали 600 килограммов, — вспоминает зоозащитница. — Этим мы накормили две тысячи животных, но упали 200 из них».

11 ноября Валентине Силич прислали ссылку на пост «ВКонтакте», чей автор Алексей Соловьев сфотографировал мешки корма Happy Lunch на витрине ярославского магазина «Светофор» по цене 628 рублей за 15 килограммов.

«Народ, не кормите этим кормом собак, умирают за несколько часов», — написал Алексей.

Он рассказал «Медиазоне», что вечером 10 ноября купил для своих собак корм в «Светофоре» и в тот же вечер дал его животным: как обычно, развел гранулы с водой.

«Несколько кошек залезли, лизнули [корм] — ну, мы этому значения не придали, — говорит он. — В итоге накормили cобак, поужинали сами… Через несколько часов смотрим — кошка одна встать не может на лапы, падает. Смотрим, вторая [тоже]. Позвонили дочке — она у нас кинологом работала — она рассказала, как промывать желудок. Сделали — вроде, кошки ночью стали приходить в себя».

Утром Алексей с супругой обнаружили, что все четыре их собаки отравились тоже: две уже умерли, две другие бились в конвульсиях. Алексей рассказывает, что тем же утром поехал в супермаркет, где потребовал показать ему сертификаты на корм, вызвал в магазин наряд полиции и написал заявление. Две собаки и пара кошек, съевших корм, остались живы. Но чувствуют себя все животные плохо, говорит он.

«Отдали за одну собаку 15 тысяч на капельницы, — удручен Алексей. — У дочки, которая родила недавно, вчера занимали 20 тысяч. Посчитали, что больше 100 тысяч выйдет, чтобы прокапать всех, нам это просто не потянуть. Надо будет еще делать вскрытие собак, а оно стоит 6-7 тысяч на одну собаку. Потом их нужно будет кремировать, потому что закапывать их нельзя».

За неделю до отравления в «Лохматой душе» зоозащитникам из челябинского приюта «Наш дом» также пришлось экстренно спасать сотню собак. Все они ели тот же Happy Lunch, рассказывает руководительница приюта Полина Кефер. Спустя несколько дней скончался один из отравившихся псов.

«Острый энтероколит, рвота и кровавый понос начался у почти половины жителей приюта, — пишут о событиях того дня в группе приюта. — Три дня мы круглосуточно лечили такое большое количество животных все вместе, несколько собак до сих пор находятся под капельницами, у большинства состояние стабилизировалось. Мы до сих пор не можем отойти от произошедшего: накормив собак вечером, мы могли не увидеть кого-то из них наутро».

Корм Сountry Vet, произведенный на том же ступинском заводе «Наш город», в конце сентября привезли и в «Лесной приют» Истринского района Подмосковья. Его директор Анна Тукацинская рассказывает, как утром 1 октября у тридцати их собак одновременно начался паралич.

«Это корм премиум-класса, один пакет 15 килограммов стоит 3,5 тысячи, — недоумевает она. — Мы им кормили с июня 2020 года, никаких проблем никогда не было, с пищеварением все было хорошо, никаких нареканий. Пока вот эта партия к нам не пришла. Причем изготовлена она была недавно буквально — меньше недели прошло с момента изготовления».

«Лесному приюту» в дни отравления удалось спасти все тридцать своих собак. Но спустя три недели от острой полиорганной недостаточности скончалась молодая метиска Дюша — на фотографии в посте о ее смерти собака расслабленно лежит в траве с одуванчиками.

Валентина Силич также не исключает, что в ее «Лохматой душе» кто-то еще может скончаться: «То, что они не погибли сразу, не означает, что они не погибнут потом, — говорит она. — Те, которые выжили, все равно остаются как скелеты и не поправляются, едят очень мало и выглядят жутко».

Она рассказывает, что ей поступают сообщения со всей России об отравлениях кормом Happy Lunch, который сейчас со скидкой продается на маркетплейсах и «Авито».

«Пять приютов пострадало — в Одинцово, в Калуге, в Челябинске — и все в одно время, в течение недели, когда случилась беда у нас, — говорит она. — Женщина из Можайска купила мешок корма в «Светофоре» и возле работы покормила собак. Через два часа вышла, а собака лежит, как лягушонок, встать не может».

У двух погибших собак из «Лохматой души» экспресс-тесты выявили также чумку и гастроэнтерит. Однако и Валентина Силич, и ее коллеги из «Лесного приюта» не считают возможную инфекцию основной причиной гибели питомцев.

В приютах с большим количеством животных периодически выявляют ту или иную инфекцию, уверена Анна Тукоцинская: «Какая-то часть собак заболевает, и с энтеритом то же самое — редко, но бывает». Массовое заражение чумкой или энтеритом унесло бы гораздо большее количество собак, говорит она.

«А тут у всех [животных в приютах] были одинаковые симптомы, которые вообще не похожи на чумку. Чумка по-другому выглядит: там жуткая диарея, и там нет такого, что собаки теряют чувствительность конечностей, нет паралича нервной системы. То есть, чумка больше воздействует на желудочно-кишечный тракт. Если бы там была чумка, то собак выкосило бы конкретно».

Иллюстрация: Аня Леонова / Медиазона

Свинец, мышьяк, изониазид

Хозяйка частного приюта «Верность» из Воронежа тоже связалась с Силич после новости о массовом отравлении собак. По словам Татьяны Карловой, в ноябре 2019 года в ее приюте было то же самое.

«Я своих всех вытянула, у меня никто не умер, — вспоминает она. — Но последствия у четырех или у трех животных остались. Были судороги и сплошная рвота с кровью: вот этот корм с кровью. Впечатление, что печенка вылетала: вольеры, около будок — все было залито кровью».

В приюте Карловой содержатся 100 животных, в основном собаки-инвалиды. «Сбитые, стреляные», — вздыхая, рассказывает пенсионерка о своих подопечных. Она, как и ее коллеги из других регионов, до отравления уже не раз давала собакам Happy Lunch.

«А тут приехала партия — я раздала собакам. Наутро встаю — а у меня блевачка с кормом. Я не поняла, даже на корм не грешила сначала. Позвонила поставщику: привезите мне другую партию. Они привезли, и этот корм у меня лежал, я боялась [им кормить]. А потом получилось так, что и у поставщика не было корма, и мне кормить нечем. И я всем собакам раздала ту партию, которой они первый раз траванулись. И все, поголовно все собаки [слегли]».

По словам Карловой, она тогда через поставщиков сообщила заводу «Наш город» о случившемся, и представители компании с ней связывались.

Также зоозащитница заказывала экспертизу корма, которая, по ее словам, показала превышение солей в продукте: «Они извинялись передо мной, сказали, что заберут у меня этот корм оставшийся и вернут мне деньги, — вспоминает она. — Но корм у меня никто не забрал, денег не вернул».

Зоозащитники из «Лесного приюта» отправили в октябре на экспертизу шесть порций корма Соuntry Vet из разных мешков в «Центр сертификации и декларирования» — в некоторых из них эксперты зафиксировали превышение нормы содержания мышьяка и цинка. Также на анализ отправили мочу и шерсть пострадавших животных, в которых нашли свинец, мышьяк, лекарственные средства изониазид и дигоксин, а также вещество дигитоксин.

«Не могу сказать, что в корме, который мы сдали на экспертизу, что-то сильно завышено — в отличие от анализов тех же самых, — говорит глава «Лесного приюта» Анна Тукацинская. — Непонятная ситуация, но других вариантов нет, отчего это могло случиться. Только корм: раздали его, и через несколько часов это началось, повальное. Как и в других приютах».

Превышение показателей ядовитых веществ в корме, который ели подопечные чеховского и челябинского приютов, экспертизы не выявили, рассказывают «Медиазоне» хозяева учреждений. Однако вскрытие трупов собак из «Лохматой души» установило смерть животных от обширного поражения органов и интоксикации.

Представители ООО «Наш город» спустя несколько дней после отравления в «Лесном приюте» приехали на его территорию и в отсутствие руководителей забрали несколько порций корма Сountry Vet, говорит Анна Тукацинская.

«Они приехали, сказали: «Нам нужно взять пробу», но мы не подумали, что это нужно делать с понятыми, под запись как-то, — сожалеет она. — Не было из руководства никого, были только работники, они их впустили, потому что у них там сразу при входе эта бытовка с кормом. Те взяли [корм] и уехали. А потом написали, что ничего там не обнаружено якобы».

Корм и средства от грызунов

Результаты экспертизы Россельхознадзора завод «Наш город» действительно в довольно общем виде опубликовал у себя на сайте в разделе «Для СМИ». В пресс-релизе указаны ссылки на протоколы экспертиз, самих документов там нет.

«Испытания подтверждают, что корма «Happy Lunch» являются полностью безопасными, — говорится в тексте. — Протоколы, предоставленные в распоряжение ООО «Наш город» отражают отсутствие в кормах «Happy Lunch» токсичности по веществам мышьяк, ртуть, свинец, цинк и др. элементам».

В разделе «О компании» при этом говорится, что ООО «Наш город» с 2002 года занимается «изготовлением продукции для домашнего, приусадебного и сельского хозяйства», в числе которой не только корма для животных, но и биоорганические удобрения, а также «основы приманки для борьбы с грызунами». Содержат ли последние ядовитые вещества и изолированы ли цеха на производстве, «Медиазоне» на заводе объяснять не стали.

«Больше никакой информации не даем», — сказала по телефону отказавшаяся представиться сотрудница предприятия.

В 2013 году компания рассказывала, что производит корма для животных и другую свою продукцию из переработанных органических отходов.

СтатьяКормсанкции. Как создать дефицит, напугать целую отрасль и оставить больных без лекарства (на примере собак, кошек, Россельхознадзора и зоомагазинов)

В челябинском приюте «Наш дом» говорят, что «не планируют воевать» с заводом, а в «Лесном приюте» сомневаются, что результаты их экспертиз будут иметь вес в суде. Как доказывать связь смерти собаки Дюши с кормом — тоже не знают.

«Конечно, если бы у нас погиб кто-то [массово], мы бы точно начали войну с производителями, — говорит Тукацинская. — Но поскольку нет, мы понадеялись, что этим займется второй приют, у которого были случаи гибели».

Тем временем глава «Лохматой души» Валентина Силич сообщила «Медиазоне», что в начале ноября получила копию искового заявления компании «Наш город» в Арбитражный суд Московской области. В своем заявлении завод просит суд обязать шестерых ответчиков удалить и опровергнуть «порочащую их деловую репутацию» информацию о связи между отравлениями в приютах и кормом Happy Lunch. Помимо Валентины Силич и ее фонда в списке ответчиков также СМИ, которые освещали отравления в приютах: «Новая газета», ТАСС, «Вести.ру» и «РЕН ТВ».

Зоозащитница говорит, что сама ждет ответа прокуратуры на свое заявление, но будет ли обращаться в суд с ответным иском — говорить пока не хочет.

«А я и не говорю, что весь корм отравлен, — еле сдерживается она. — Отравлена была часть корма! Может, администрация [завода] выжила кого-нибудь [из сотрудников], может еще какие-то проблемы возникли. И [кто-то] сыпанул этот яд в собачий корм! Насолить хотели именно вот этому «городу», а пострадали животные. Потому что если бы хотели отравить собак, то они бы отравили всю партию корма!».

Бывшая прапорщик Силич жалуется, что финансовая помощь ее приюту в последнее время сильно оскудела: «Учитывая то, что творится в стране… Приют содержат бабушки. Но мне женщины многие пишут: «Валечка, извините, больше не можем вам помогать, не хватает на продукты»». Администрация Чехова, по словам хозяйки приюта, не помогает животным финансово, а Минсельхоз замучил проверками.

«Вот сейчас приезжали проверять, лежат ли у меня в вольерах коврики, чипированы ли у меня собаки, заполнены ли у меня журналы? — кипятится она. — А я им говорю: «А вы не хотите у меня спросить, сытые ли у меня собаки?». Нет, это их не волнует! Зато карусель за 40 миллионов в городе собираются поставить! Я их предупредила: я просто открою вольеры, я выпущу всех [собак]. Если администрация считает, что безопасность города — только моя забота, то я умываю руки».

Случай с отравлением окончательно лишил сил пожилую зоозащитницу. Но она все равно уверена, что права: «Остатки [корма] у меня, он лежит в отдельном помещении, закрытый. Я потрачу свою жизнь, буду копить деньги, периодически с этой кучи брать корм и сдавать анализы. Я все равно найду этот яд в этих 10 тоннах».

Редактор: Мария Климова

Источник: Медиазона

12:12
41
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...