На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети
  • Главная
  • «Человек пукнет — ветер разносит». Как карельский министр усмирял деревню, взбунтовавшуюся против фо

«Человек пукнет — ветер разносит». Как карельский министр усмирял деревню, взбунтовавшуюся против фо

Июльской ночью жителей карельской деревни Ватнаволок разбудил непривычный шум большегрузной техники. Деревня стоит на Лижемской губе, заливе в Онежском озере. Наутро мужики обнаружили, что на берегу кто-то выгрузил строительные блоки, чуть позже — выяснили, что строить будут форелевую ферму. Вот уже месяц Ватнаволок не дает ей начать работу. Местные обещают «стоять намертво». Подобные протесты идут в Карелии уже не первый год — и прецедент, когда прибрежная деревня выиграла суд у форелеводов, уже есть.

Бизнесмен Андрей Царев потом расскажет журналистам, что жители Ватнаволока в то утро «угрожали утопить» одного из работников компании «Ржевзернопродукт». В конце июля они начали строительство форелеводческой фермы в четырех километрах от Ватнаволока. Царев якобы отговорил работника подавать заявление в полицию, «чтобы не разжигать конфликт». Местные уверяют, что тогда лишь поинтересовались у строителей планами форелеводов: «Мы с ними познакомились, нормальные парни, обычные работяги, чего им угрожать-то?».

Что жители Ватнаволока ведут себя агрессивно, настаивает и министр сельского и рыбного хозяйства Карелии Владимир Лабинов. Он, глава Кондопожского района Виталий Садовников и бизнесмен Царев приехали на встречу с жителями Ватнаволока 13 августа. Сбор объявили у старого, заколоченного досками магазина: в деревне зарегистрировано 28 человек, а сезонно живут чуть больше двух сотен.

«Я хочу выявить способность к конструктивному диалогу, — Лабинов в розовой рубашке, улыбается и говорит с паузами. — Я не хочу кричать — это получится хаос дополнительный. Чем тише я буду говорить, тем больше вы меня будете слушать».

Начинается дождь. «Чего, человек может простыть!» — раскрывает над Лабиновым сломанный зонт один из местных жителей. Министр, не поблагодарив, продолжает.

«Я считаю, что форелеводческие хозяйства, если условия позволяют, должны существовать и выращивать рыбу в объемах разрешенного по допуску, не нарушая экологию, — сказал он, показывая отчет Института биологии Карельского научного центра РАН за 2008 год. — [Разрешенный] объем выращивания форели в Лижемской губе — тысяча тонн»

«Халявы не бывает»

Участок под форелеводческое хозяйство под Ватнаволоком был сформирован еще в 2009 году, рассказывает собравшимся представитель ООО «Ржевзернопродукт» Андрей Царев.

««Ржевзернопродукт» — это группа компаний разных юридических лиц, у которых четыре форелеводческих участка в Карелии: в Питкярантском, Лоухском и Кондопожском районе, нигде нет никаких проблем, — говорит он. — Принадлежал этот участок другой нашей компании, почему хозяйство не открылось — я не знаю, это дела акционеров». В 2019 году Федеральное агентство по рыболовству провело аукцион и заключило с «Ржевзернопродукт» договор пользования рыбоводным участком в деревне Ватнаволок сроком на 25 лет.

Карелия живет «бедновато», а целевые показатели экспорта форели растут, добавляет Лабинов. «Люди должны понимать, что халявы не бывает», рассуждает министр. Без создания производств и их налоговых отчислений такие деревни, как Ватнаволок, продолжает он, не могут рассчитывать на перемены.

Деревня Ватнаволок. Фото: Алла Константинова / Медиазона

«Автобус должен ходить, школы должны работать, скорая помощь должна приезжать, дорогу зимой надо чистить, — перечислял Лабинов. — Если хотим, чтобы территория развивалась, без создания производств, рабочих мест и налоговых отчислений [это не получится]. Как только потребуется дорога — так будут письменные обращения: постройте! Как только кто-то заболеет и не доедет скорая помощь — виновата опять будет власть, которая ничего не сделала».

Дорогу к Ватнаволоку власти района не могут отремонтировать уже 15 лет, говорят жители, посмеиваясь над словами министра: «Вы, возможно, сюда по немецкому автобану приехали?». Дорога не стала лучше даже после того, как осенью прошлого года на соседнюю турбазу привезли бутафорский финский концлагерь, открытый на президентский грант в 2,9 млн рублей.

Карельский фонд «Открытые возможности» осенью 2019 года получил грант на создание музея из декораций, оставшихся после съемок фильма о советских детях в финском концлагере «Весури». Деревянные бараки, вышки и забор с колючей проволокой несколько месяцев не могли пристроить: сначала против музея выступили жители деревни Шайдома Кондопожского района, затем авторам проекта отказали власти Кондопоги. В июле они вели переговоры с бизнесменами Лахденпохского района республики. В Ватнаволок музей-концлагерь привезли в ноябре 2020 года. По замыслу создателей, декорации «должны запустить механизм восстановления исторической памяти» и развивать патриотизм у школьников, которые будут приезжать в музей на экскурсии.

Работы для местных в Ватнаволоке нет: в советское время деревенские трудились в филиале давно закрывшегося деревообрабатывающего завода. Сейчас ездят на заработки в соседнюю Кондопогу или в столицу Карелии — Петрозаводск, что почти в 90 километрах отсюда. Несмотря на трудности, работать на форелеводческой ферме люди не хотят: деревня единогласно против того, чтобы в озере рядом устанавливали садки. В 10 километрах от Ватнаволока много лет работает еще одно форелеводческое хозяйство: люди говорят, что вода в озере в последние годы и так испортилась.

«Весь поселок пьет воду из озера, — говорит житель деревни Егор Титов. — А у нас, например, позавчера вода была сине-желто-красная».

В заливе Онежского озера, где планируют установить садки, нерестятся несколько видов рыб, добавляет пенсионер Василий Максимов. Именно поэтому вылов рыбы здесь ежегодно запрещен с начала навигации по 1 июля и с 10 сентября по конец октября. Максимов, как и другие рыбаки, возмущен: их штрафуют, а форелеводам почему-то дают разрешения.

«Я местный человек, я родился в доме, которому уже 200 лет, — рассказывает Максимов. — У меня все родственники здесь на кладбище похоронены. Вот там, где они поставят садки, нерестуют палия, лещ, ряпушка. Им чистая вода нужна. А форель же весь корм свой не съедает, к нам южный ветер подует — и вот эти какашки с илом к нам и поплывут».

Местный житель Юрий Маркелов показывает, где форелеводы хотят установить садки. Фото: Алла Константинова / Медиазона

Местным жителям нужно заказывать дополнительные экспертизы, которе подтвердят их правоту, уверен ихтиолог и рыбовод Дмитрий Кульков. Он говорит, что работу ферм в России все же контролируют, но компании могут обойти условия рыбоводно-биологического обоснования.

«Например, выдали разрешение, что можно на этом водоеме выращивать условных 100 тонн [рыбы], а они выращивают 300 тонн, — объясняет Кульков. — И водоем не справляется, не может самоочищаться. Человек, который приезжает проверять — он подходит к садку: «Сколько здесь сидит?». Ему можно сказать, что 100 кг, а можно — 700 кг. Неопытный не отличит. В Карелии озера глубокие, и садки там по 15 метров вниз уходят — ну как там определить, 90 там тонн или 14?».

Выводы про ухудшение качества воды тоже нужно подкреплять экспертизами, говорит Кульков. «Нужно понять, что конкретно [ухудшилось]: содержание нитратов-нитритов, железо повысилось или CO2? Может быть, просто вода начала более активно цвести».

Спилили мост, сожгли бытовку

Еще осенью 2020 года Карелия подошла к предельно допустимым объемам выращивания форели: специалисты считают, что наращивание производства приведет к изменению экосистемы. В республике производят около 70% товарной форели в России. За восемь месяцев 2020 года карельские хозяйства вырастили 14 тонн рыбы, хотя в тот год в республике не открыли на одного нового рыбоводного участка. Одна из причин — протесты местных жителей.

В апреле 2019 года Верховный суд Карелии удовлетворил иск жителей деревни Войница Калевальского района: им удалось доказать, что решение о выделении участка под ферму республиканский Минсельхоз принял без учета их мнения: суд аннулировал приказ о выделении участка под ферму компании «КС-Групп».

Весной 2020 года против строительства форелеводческой фермы высказались жители карельского поселка Ондозеро. В разгар скандала неизвестные распилили деревянный мост по пути на ферму и подожгли одну из бытовок. Форелеводы тогда обвинили в этом местных жителей, говорит пенсионерка Наталья Игнатенко.

«Объявление повесили: «За достоверные сведения обещаем награду — кто сжег, кто спилил», — говорит она. — Ничего не знаю, кто спилил. Все вопросы к полиции!».

В список 100 самых богатых людей Карелии, составленном изданием «Карелинформ», входят шесть бизнесменов, непосредственно занимающихся разведением форели: это Владимир Прохоров (пятое место), Владимир Хотин (12), Анастасия Каганская (31), Валерий Артамонов (37), Наталья Новожилова (54) и Виталий Артамонов (80). Возглавляет список сенатор Игорь Зубарев (1), издание называет его «рыбным королем». В мае он учредил в Кондопоге ООО «Форель Карелии»; «Коммерсант» писал, что Зубарев намерен инвестировать 4-5 млрд рублей в строительство рыбоводческого комплекса.

Озеро Унус в Муезерском районе — непроточное, местные называют его «жемчужиной», добавляет пенсионерка. Когда жители Ондозера стали протестовать, местные чиновники самоустранились.

«Мы просили помощи: «Нас сталкивают лбами с форелеводами!», — вспоминает она. — Урегулируйте как-то ситуацию, вы же власть! Они все делают четко по закону, их за задницу не схватишь: что район, что Минсельхоз — они четко разграничили свои обязанности и меру ответственности: вот здесь я отвечаю, а здесь уже нет».

В деревне Суйсарь Прионежского района участок форелеводческого хозяйства расформировали около трех лет назад, рассказывает местная жительница Любовь Щербакова. Форелеводы покинули хозяйство, проработав в одноименном проливе Онежского озера 18 лет.

«Садки у них срывало, что ли, — вспоминает Любовь. — А когда только-только открылись, года через три все село отравилось: лежали с температурой, у детей сыпь шла по телу. Были проверки, брали пробы воды — но все нормально с водой было, как нам сказали».

Несмотря на давнюю остановку работы фермы, садки для форели из озера подняли только этим летом, после жалобы жителей в прокуратуру.

«Вода была безобразная, грязная, какие-то жучки плавали, — говорит Щербакова. — Вот только в этом году мы смогли пить воду с озера. Рыба колюха пропала — она только в чистой воде водится. В прошлом году окуня красного один мужчина поймал — видимо, корма наелся. Естественно, что там под этими садками, неизвестно — загадили нам все озеро!»

Местные жители показывают воду из озера. Фото: Алла Константинова / Медиазона

В этом году на участок в Суйсарском проливе стали претендовать другие форелеводы, но жители деревни встретили их протестами. Ферма в Ондозере тоже пока не начала работу. «Выжидают!» — уверена активистка Наталья Игнатенко.

В декабре 2020 года Минприроды Карелии проверило форелевое хозяйство «Сегозерское». Выяснилось, что форелеводы не только сливают сточные воды в Сегежское водохранилище, но и повреждают деревья. Министерство сельского и рыбного хозяйства республики тогда не нашло нарушений. В июле 2021 года жители Медвежьегорского района сообщили о массовой гибели ряпушки в Елмозере. Руководство форелеводческой фермы объяснило гибель рыбы аномальной жарой. В августе дачники из двух кооперативов под Костомукшей написали обращения в экологическую партию «Зеленая альтернатива». Они рассказали, что на поверхности озера Ниемиярви появилась желеобразная масса, к берегу прибивает продукты жизнедеятельности рыб, а иногда — тушки погибшей форели.

СтатьяЦой, митинг, уволенный мэр. Как небольшой карельский город Сортавала уподобился Хабаровску

13 августа встреча жителей Ватнаволока с министром сельского хозяйства Лабиновым закончилась взаимным разочарованием. Деревенские назвали чиновника «пустобрехом», Лабинов своих наиболее активных собеседников — «провокаторами», а всю встречу — митингом.

Он призвал жителей Ватнаволока вступить с бизнесменами «во взаимовыгодные отношения» и пообещал им лично следить за деятельностью фермы. Лабинов уверяет, что экологии форелеводы не навредят.

«Если мы не нарушаем объем загрузки, мы никакого вреда не приносим, — говорит министр. — Если человек, извините, пошел под кустиком пописал, от этого ни пеньку, ни кустику никакого вреда не будет. Мы работаем в режиме обычного круговорота веществ в природе. Органика, не концентрированная в одном месте, вреда не приносит. Человек пукнет — ветер разносит. Ветер все разносит».

Редактор: Дмитрий Ткачев

Источник: Медиазона

12:00
56
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...