На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети
  • Главная
  • «Юридическая некомпетентность потрясающая». Зачем Госдума переписала правила цитирования в законе о

«Юридическая некомпетентность потрясающая». Зачем Госдума переписала правила цитирования в законе о

Что за поправка?

В законе «О СМИ» есть статья, снимающая ответственность за цитирование недостоверной информации. В статье шесть пунктов, и поправка касается последнего из них — по которому редакции можно цитировать коллег без проверки и не опасаясь последствий.

То есть вся ответственность лежит на редакции, сообщившей первой.

В этом же пункте прописаны и ограничения: ссылаться можно только на «средство массовой информации», которое «может быть установлено и привлечено к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации».

В новой версии закона эта формулировка выглядит иначе: ссылаться можно на издание, «главный редактор которого может быть установлен и привлечен к ответственности за данное нарушение законодательства Российской Федерации о средствах массовой информации».

То есть депутаты заменили «средство массовой информации» на «главного редактора».

Что говорит автор поправки

Поправка о цитировании в закон «О СМИ» была внесена на стадии второго чтения и принята Госдумой фактически без обсуждения. Соавторы поправок в закон «О СМИ» — Сергей Боярский, сын актера Михаила Боярского, и бывший телеведущий Евгений Ревенко.

Сергей Боярский в разговоре с «Медиазоной» сказал, что он борется против СМИ-прокладок, через которые делаются вбросы и заказуха. Прежде чем цитировать коллег, надо выяснить, есть ли у медиа главный редактор, объясняет он:

«Уточнение по цитатам касается вот каких ситуаций. Если до того в законе было написано о цитировании других СМИ, часто этим злоупотребляли, использовали СМИ какие-то несуществующие заброшенные, то теперь ответственность первоисточника ложится на главного редактора такого СМИ, и в случае, если его установить не удается, то собственно нет такого СМИ. Поэтому прежде чем цитировать нужно проверять источник».

На предложение привести пример Боярский ответил так:

«Какое-нибудь настоящее средство массовой информации пишет со ссылкой на несуществующее СМИ какую-нибудь новость, процитировали там какую-нибудь газету «Ромашка», которая издается в каком-нибудь уездном городке. Поиски газеты «Ромашка» ничем не заканчивается, нет действующего редактора, нет редакции. А формально прикрылись несуществующим средством массовой информации. А соответветственно есть оно есть и если вы перепечатали, и это затронуло чьи-то там честь, достоинство и деловую репутацию. Там же список претензий широкий. Вот в чем смысл, есть есть редактор и редактор и это все по-настоящему, то пожалуйста с вас спроса никакого нет. Если вы это придумали, и если вы распространили фейк, то будете отвечать».

По словам Боярского, авторы законопроекта консультировались с коллегами и Роскомнадзором и пришли к выводу, что «есть такие злоупотребления».

«Это вообще вершина айсберга, можно дальше продолжать, какими механизмами недобросовестными пользуются интернет-площадки, когда вбрасывают фейк на собственную «дочку» и потом тут же отказываются. А потом делают вид, что это не мы. Вот видите это вышло поздно ночью за Уралом, а мы это с утра в Москве только напечатали. А это подчас сопряжено с какими-то неуместными публикациями, — говорит депутат. — Как правило это делается именно теми, кто хочет это процитировать. Это прокладка. Нужен какой-то вброс, нужен какой-то фейк, нужна какая-то заказуха».

Что говорят эксперты

Михаил Федотов, бывший министр печати, экс-советник президента и один из авторов закона «О СМИ» не понимает, для чего нужна эта поправка и как она будет работать.

«К сожалению, мы не можем понять обоснование этой поправки, по той простой причине, что нет пояснительной записки этому законопроекту. Та, пояснительная записка, которая существует, она касается другого законопроекта», — сказал он «Медиазоне».

Федотов отметил, что законопроект был «довольно безобидным», пока на стадии второго чтения в него не внесли две поправки.

«Я видел комментарий господина Боярского и потом еще комментарии нескольких юристов, которые меня просто повергли в шок. Юридическая некомпетентность потрясающая. Например, не выдерживает никакой критики тезис о том, что у каждого СМИ есть главный редактор, который и должен быть установлен. И освобождаются от ответственности за цитирования только, если можно установить главного редактора. Но если можно установить главного редактора, то значит можно установить и СМИ. Поэтому смысла в этой норме нет никакого. Ссылка на несуществующие СМИ никого от ответственности не освобождает с 1991 года. Поэтому самое мягкое определение этой поправки — нонсенс. Но юридические последствия подобного вмешательства в законодательство о СМИ может иметь очень вредные, о которых авторы и не подозревали», — считает Федотов.

Медиаэксперт Ксения Болецкая в свою очередь предполагает, что Боярский, вероятно, не понимает закона о СМИ, считая таковыми не зарегистрированные в Роскомнадзоре «Проект» или Insider, выпускавших резонансные расследования.

«Либо депутат не знает, о чем конкретно эта статья, невнимательно ее прочел, либо у меня появляется какая-то паранойя, что речь идет о том, чтобы главный редактор не только был установлен, но и его можно привлечь к ответственности».

Такой сценарий возможен, когда речь идет об иностранном СМИ, говорит Болецкая. Однако цитировать без последствий можно не только официально зарегистрированные СМИ, но иностранные медиа, аккредитованные при МИДе.

«У меня ощущение — я могу, конечно, додумывать — что они пытаются таким образом ограничить цитирование российскими СМИ каких-то громких зарубежных расследованиях о российских чиновниках, олигархах», — полагает Болецкая.

При этом непонятно, каким образом российское СМИ должно убедиться, что главный редактор цитируемого СМИ может быть привлечен к ответственности. «Почему у нас на СМИ накладывается дополнительная обязанность, что кто-то другой может быть привлечен к ответственности. В чем работа РКН, простите заключается?», — удивляется Болецкая.

Она предполагает, что вероятно существует какой-то кейс, для которого этого поправки потребовали, но его не видно на поверхности. При этом Болецкой неизвестно ни одного случая, когда у официально зарегистрированного СМИ «потерялся» главный редактор.

«Либо их стригерила история «Проекта», у которого формально нет главного редактора, либо Insider [у которого такая же структура редакции] — там авторы», — размышляет она.

Редактор: Дмитрий Трещанин

Источник: Медиазона

20:38
86
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...