На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

«Вроде да, а вроде нет». Как менялись показания Михаила Ефремова

Вечером 8 июня на Смоленской площади в центре Москвы «Джип Гранд Чероки» актера Михаила Ефремова выехал на встречную полосу и врезался в фургон «Лада Гранта». Водитель фургона, 57 летний курьер интернет-магазина «Деликатеска» Сергей Захаров, умер на следующий день, а Ефремов стал фигурантом дела по части 4 статьи 264 УК (нарушение ПДД, повлекшее по неосторожности смерть человека, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения); суд отправил его под домашний арест. В крови у актера обнаружили 2,1 промилле алкоголя, следы кокаина и каннабиноидов.

9 июня, в день, когда Ефремову избирали меру пресечения, на вопрос журналиста о признании вины он ответил: «Конечно, а куда я денусь?».

Через четыре дня после аварии, 12 июня, Михаил Ефремов записал видеообращение, в котором просил прощения у семьи погибшего водителя. Актер пообещал не «отмазываться».

«Да и как тут отмажешься, когда все все видели. Да и я видел, когда проспался и отошел от шока. Слава богу, мама моя не увидела. Это не кино. Назад уже ничего не перемотаешь. Конец. Нет уже больше никакого Ефремова. Предал я всех. Простите, пожалуйста. Больше сказать нечего», — говорил он. Семья Сергея Захарова извинения от актера принимать отказалась.

Первым адвокатом Ефремова был Виталий Чернышов; именно он приехал на место аварии и представлял актера на первом допросе. Но уже 9 июня в дело вошли другие защитники — Елизавета Шароградская и ее партнер Эльман Пашаев. По словам Чернышова, на этом настояли родственники Ефремова.

За месяц до начала суда над Ефремовым, 3 июля, Эльман Пашаев сказал каналу «Москва 24», что актер «данное преступление <…> не совершал»; при этом защитник не отрицал, что «в ДТП участвовала его машина». Эту новость телеканал выпустил под заголовком «Ефремов заявил о невиновности в совершении ДТП — адвокат».

Вскоре Пашаев опроверг собственные слова, сказав, что его «не так поняли»: «Мой подзащитный признает, что произошла автоавария с его машиной. И он готов помочь родственникам погибшего как верующий и добрый человек».

Однако 29 июля адвокат потерпевших Александр Добровинский подтвердил, что Ефремов действительно отказался от признательных показаний, и «это есть в материалах дела».

И Добровинского, и Пашаева за время следствия и судебного процесса не раз упрекали в нарушении адвокатской этики. «Они публично сообщают сведения, составляющие предмет адвокатской тайны, высказывают иные суждения, явно несовместимые с существом адвокатской профессии, а также откровенно используют свою причастность к «громкому» делу для саморекламы, традиционно порицаемой в адвокатуре», — говорилось в сообщении федеральной палаты адвокатов, которая 10 июля возбудила дисциплинарные дела против защитников. Дела переданы на рассмотрение региональных палат, в которых состоят Добровинский и Пашаев — Москвы и Северной Осетии соответственно; о результатах рассмотрения пока не сообщалось.

Адвокат Эльман Пашаев у здания Пресненского суда. Фото: Владимир Астапкович / РИА Новости

Суд над Ефремовым начался 5 августа. На первом заседании уже сам актер заявил, что не признает вину: «Как я могу признать вину, когда ничего не помню». В дальнейшем на протяжении всего процесса — вплоть до последнего слова — обвиняемый будет отрицать вину, ссылаясь на провалы в памяти.

Когда на следующий день в суде ему покажут запись, сделанную сразу после ДТП, и спросят, узнает ли он себя на видео, актер ответил: «С трудом узнаю. Это преждевременно говорить. Знаете, кто такой мистер Хайд?». В свою очередь свидетели обвинения на судебном допросе говорили, что именно Ефремова после аварии «вытащили» с водительского места.

11 августа Ефремова госпитализировали из зала суда. Адвокат Пашаев утверждал, что у его подзащитного заподозрили прединфарктное или прединсультное состояние, но врачи сказали, что жизни актера ничего не угрожает. Через четыре дня Ефремова выписали из больницы.

19 августа по инициативе адвоката в суде допросили автомобильного эксперта Юрия Фиалко, который предположил, что ДТП могли спровоцировать хакеры и «энергетические аномалии».

«Необходимо моделировать любые сценарии. Есть организация — «Космопоиск», они исследуют аномальные места. Следствие могло бы обратиться к ним», — сказал Фиалко.

На последующих заседаниях Пашаев будет, ссылаясь на слова очевидца, утверждать, что Ефремов сидел на пассажирском сиденье, а за рулем был другой человек.

Свидетель Кобец. Доказывая, что Ефремова якобы не было за рулем в момент аварии, адвокат Пашаев ссылался на слова свидетеля Александра Кобца. «В соответствии с законом об адвокатской деятельности я нашел свидетеля, который видел другого человека за рулем джипа Ефремова, и опросил его под протокол. Прошу суд приобщить протокол опроса человека по имени Александр Кобец к материалам дела», — сказал Пашаев на заседании 20 августа.

Кобец объяснял, что увидел на фейсбуке пост Пашаева о поиске свидетелей, а адвокат оплатил ему проезд из Иваново и проживание в Москве. «Сразу после ДТП я подошел к машине Ефремова. Увидел, что там было два человека. За рулем сидел славянской внешности мужчина лет 38, с черными волосами. Он в нецензурной форме сказал мне уходить, если я не хочу проблем, и полез в карман жилетки», — рассказал Кобец.

Свидетель подчеркнул, что лицо человека за рулем джипа показалось ему знакомым, признав при этом, что он слеп на один глаз, а в тот вечер выпил полтора литра пива. Кобец не помнил, какая из столкнувшихся машин находилась ближе к нему, какого цвета была подушка безопасности, и сколько полос движения он пересек, чтобы пройти к месту происшествия. Кроме того, свидетель не смог опознать себя на видеозаписях с места аварии.

Сам актер и вовсе предположил, что во внедорожник его усадили против воли. «Я склоняюсь к тому, что сидел на пассажирском сидении, более того, я склоняюсь к тому, что меня туда затащили», — сказал Ефремов во время заседания 21 августа.

В тот же день он отказался от услуг своих адвокатов, но уже 24-го снова заключил соглашение с Эльманом Пашаевым.

На заседании 22 августа Ефремов попросил суд назначить ему обследование в Институте судебной психиатрии имени Сербского, который он знает по телепередаче «Жди меня». Там ее героям, по словам актера, якобы восстанавливали память. Ранее Ефремова уже признали вменяемым, и суд в удовлетворении этого ходатайства отказал.

31 августа в суде, наконец, допросили самого актера. Он рассказал, что смутно помнит день, закончившийся ДТП. По его словам, дома он выпил бутылку водки, потом ездил на такси по городу в поисках пива.

«Я боюсь воспользоваться какими-то из воспоминаний, потому что, может, это я себе придумал. Я не понимаю. Центральное телевидение начало с таким наслаждением разбирать эту аварию. Я думаю, если бы там были кадры, где я выхожу из-за руля, они бы показывались так часто, как те кадры аварии, которые сейчас показываются в обрезанном виде. Я по-прежнему прошу, последняя просьба — сделать биологическую экспертизу машины», — говорил Ефремов.

На вопрос адвоката Пашаева, почему он сначала признал вину, актер ответил: «Потому что с похмелья нервный». «Даже не с похмелья, а отравленный», — добавил он. Кроме того, обвиняемый утверждал, что еще на месте аварии говорил на камеру, что не виноват, но частицу «не» якобы вырезали при монтаже.

«Я понимал, что если признавать вину, срок будет ниже. Тут есть моя вина — она в пьянстве. Но всю вину за Великую Октябрьскую революцию я на себя брать не хочу», — заключил подсудимый.

На следующий день в суде исследовали съемку, на которой видно, что за рулем внедорожника сидел именно Ефремов. Сам он в какой-то момент узнал себя на видео, но тут же оговорился: «Не знаю, я это или не я. Вроде да, а вроде нет. По жестам я себя узнать не могу».

3 сентября Ефремов все же признал вину в ДТП. В ходе прений прокуратура запросила для него 11 лет лишения свободы. «Я искренне раскаиваюсь в том, что я сделал, если это сделал я. Ну, наверное, судя по всему, тут такие шикарные доказательства. Это, наверное, я сделал. Если это сделал я, я тем более не знаю, что делать мне дальше. Я хочу сказать, что алкоголь — это, конечно, дикое зло. Надо знать меру всегда. Потому что, если не знаешь меры, пойдешь на 11 лет на нары», — говорил актер в последнем слове. Его он закочил стихотворением, в котором, в том числе, были такие строки:

«Сергей, я не прошу у тебя снисхождения,

Я омерзителен, пьян, ужасный, не человек.

Ты, к сожалению, не слышишь моего к тебе обращения,

Мне, к сожалению, не удастся вернуть тебя в этот век».

Запрошенный гособвинителем срок он назвал «кровожадным».

Редактор: Дмитрий Ткачев

Источник: Медиазона

11:58
290
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...