На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети
  • Главная
  • «Пока мы шли, они лупасили нас дубинками». Люди сутками ищут родных по изоляторам, а когда находят —

«Пока мы шли, они лупасили нас дубинками». Люди сутками ищут родных по изоляторам, а когда находят —

Увезли в неизвестном направлении

На подходе к ЦИП дежурит патрульная машина ГАИ, гражданские машины туда не пропускают. В сквере возле изоляторов люди эмоционально разговаривают по телефону, отовсюду слышится: «У вас нет [имя человека]»?

У минчанки Ольги 10 августа пропал брат. Он ехал забирать свою девушку с работы на проспекте Дзержинского.

«Они шли к машине, в этот момент его вырвали руки девушки и увезли в неизвестном направлении», — говорит Ольга.

«Подошли омоновцы, спросили куда идем, три секунды — его увели. Он пошел, не сопротивлялся, просто шел. Я попросила омоновцев сказать хоть что-то, куда они его ведут. Я не за рулем, а живем мы за городом. Как я попаду домой? На меня омоновец орет. Я ему в лицо плачу, а он орет: «Иди домой». Все, человек пропал. В час ночи он позвонил, сказал: «Я не знаю, где я». Я спросила все ли хорошо, сказал — да», — рассказывает девушка.

К изолятору пришла и сестра задержанного. Она считает, что логичным было бы поехать в Жодино.

— А смысл? — спрашивает женщина, также ищущая своего парня.

— Так списки оглашают хотя бы. Хоть узнаем где он,— говорит Ольга.

Периодически из ворот изолятора выезжают автозаки, люди встречают их криками: «Отпусти».

Елена сидит на корточках напротив здания изолятора, в стороне от людей, и плачет. Во время разговора с корреспондентом «Медиазоны» она успокаивается и рассказывает, что ищет мужа. Его задержали 9 августа в районе стелы.

«Я не видела этого, потому что начали стрелять, гранаты эти световые кидать. Друга обстреляли — его забрали в больницу, а мужа забрали на Окрестина, я вчера узнала из списков. Вчера я здесь была с полвторого до пол-одиннадцатого. Сегодня ничего, информации никакой. Я в суд ходила, но никто ничего не знает», — говорит она.

Женщина снова начинает плакать и добавляет: «Вообще ужас, как их там избивают».

Изолятор на улице Окрестина с беспилотника. Фото: t.me/euroradio

Два часа на коленях

Арина рассказывает, что ее парня Павла задержали прямо в баре «Закон бутерброда». Она с компанией друзей направилась туда от стелы, чтобы переждать и уехать домой, когда все успокоится.

«Мы сидели в баре час или полтора, все было нормально. Потом услышали, что прямо около нас взрываются светошумовые. Админ закрыла всех изнутри на ключ, мы закрыли окна. И спустя минут 10-15 начали выламывать окна и двери, админ открыла, они забежали. Был какой-то мужик в пиджаке, рубашке, с фонариком начал светить всем в лица, говорил: «Поднимите руки». За ним залетели какие-то непонятные службы в непонятном камуфляже с автоматами. Забирали всех по белым лентам. Забрали 5-7 гостей, официанта и бармена. Потом нас закрыли на стяжки внутри и не выпускали оттуда часов до четырех утра».

Уже после разговора возле ЦИП Арина написала корреспонденту «Медиазоны», что дозвонилась до суда Октябрьского района Минска.

«Сказали что вчера был суд и дали 15 суток, но он остался на Окрестина или его увезли, они не в курсе, сказали туда звонить и искать»,— написала девушка. Она подала Павла в списки на Окрестина и в Жодино.

Друг Арины Влад оказался среди задержанных в баре вместе с Павлом. Он рассказал, что оттуда их повели к зданию МЧС и поставили к стенке.

«Вломили немножко всем, переписали данные и увели в грузовик для состава. Не бусик, не автозак, а большой МАЗ. Покатали минут 20 и перекинули уже в автозак. По пути вломили дубинками. Запаковали в автозак 35 человек. Привезли сюда [в ЦИП на Окрестина]. Заехали во двор, все начали выходить из автозака. По обе стороны тут стояли два ряда омоновцев. Пока мы шли, они лупасили нас дубинками по спинам. Поставили на колени возле стены. Мы стояли так часа два. Там был человек, который сказал, что он гражданин Польши. За это его ударили головой о стену и сказали: «А чего ты нам испачкал стену?»», — говорит он.

Спустя два часа, продолжает Влад, людей завели в «загоны» с решеткой сверху. Там задержанные провели полтора часа, и их начали распределять по камерам: «Забрали личные вещи, пояса, шнурки. В пятиместной замере нас было 20 человек. Спустя два часа всех из камеры вывели и в коридоре начали записывать на камеру наши данные. Часов в 12 дня начали называть фамилии, в их числе был и я. Сказали, что у меня нет никаких правонарушений, можете подписывать протокол и идти. У меня протокол по 23.34, 19 августа суд».

ЦИП на улице Окрестина в Минске, 12 августа 2020 года. Фото: Сергей Гапон / AFP / East News

36 человек в камере на двоих

«Пока я ехала в Жодино, мне позвонила дочь и сказала, что вышел мальчик, который сидел с моим сыном здесь [в ЦИП]. Вчера я целый день здесь отстояла, но его в списках не было, поэтому поехала в Жодино сегодня утром. Но до Жодино не доехала. У меня нет уверенности, что сын здесь — его нет в списках и людей отсюда увозят в автозаках», — рассказала женщина, отказавшаяся называть свое имя.

Минчанин Юрий ищет своего брата, которого вечером 10 августа задержали в районе стелы. По словам Юрия, у него на руке была белая лента.

«С отцом шли они, гуляли. Отца отпустили, а у него нашли в кармане белую ленточку и закрутили. Я понимаю если б он на митинг участвовал каком, что-то такое, а так просто мирных людей», — говорит Юрий. По по его собственным словам, он узнал от стоявших возле ЦИП сотрудников ОМОН, что задержанных в Жодино уже не возят.

«Я спросил, куда автозаки пошли, на Жодино? Они сказали, что Жодино переполнено. Я спросил куда их вывозить будут, а то, ***** [блин], не найти людей. Они ничего не знают. Хотя бы узнать где он находится!», — возмущается он.

Во Фрунзенском РУВД Минска семье сообщили, что их родственник задержан, но куда его доставили — неизвестно.

По телефону минчанка Полина рассказала «Медиазоне», что вечером 9 августа пропала ее подруга Катя. 10 числа она не вышла на работу, ее телефон оказался недоступен. Вместе с друзьями они начали искать Катю по больницам и изоляторам.

«Обзвонили РУВД — там занято. Мы с Настей начали обзванивать больницы — открыли список больниц и поделили их между собой. Где-то было сложно найти номер больниц — например, гугл сразу сказал некорректный номер, а сайты больниц тупили и не открывались. В больницах довольно просто — говоришь имя-фамилию и тебе отвечают, есть или нет. В больницах мы ее не нашли, только вот в 4-ую больницу мы не дозвонились, потому что там все время было занято. Потом мы узнали, что вроде как в 4-ую больницу как раз-таки кого-то возили», — говорит она.

В ИВС и ЦИП на Окрестина девушки не нашли подругу.

«Часов в пять вечера мы были там [на Окрестина]. В очереди стояло человек пятьдесят. Никакой налаженной системы там не было. Была бумажка, на которую нужно записать ФИО и год рождения человека, которого ты ищешь. Два листа таких А4 и там как в маршрутке — пока полный не наберется, никуда не поедем. Все заполняли этот лист, мы стояли и ждали, пока он заполнится. Потом нужно было молиться, чтобы отдать эту бумажку какому-то сотруднику — нужно было их прямо-таки уговаривать»,-рассказала Полина.

О том, где находится Катя, ее друзья и семья не знают до сих пор.

«В итоге родители написали заявление [о пропаже человека]. Мы уже не знаем, что нам делать, чтобы получить какой-то результат и найти ее. Она ведь тоже может быть побитая. И где она — что если она сейчас в Жодино с разряженным телефоном. Воображение рисует ужасные картины. Мы думали уже в Жодино ехать, но нас остановили и сказали, что заявление есть — не стоит рассчитывать, что мы самостоятельно сможем добиться лучших результатов, чем органы. Мы подумали, что нужно поездить и посмотреть по судам — уже третий день, может что-то есть», —

Брата минчанки Анны задержали 9 августа. Он вместе со своей женой сел на в автобус №100 и успел доехать до цирка. Там пассажиров попросили покинуть транспорт — движение дальше было перекрыто.

«Они подошли к ментам и спросили как можно пройти. Их за этот вопрос, короче, и забрали. Всех, кто пошел прямо, загребли. Жену выпустили вчера ближе к ночи. Камеры три на четыре, стоит двухъярусная кровать и туалет. Камера рассчитана на двоих, но там находилось 36 человек. Пять человек наверху сидели, пять внизу, кто-то — под кроватью. Остальные лежали валетом либо стояли постоянно. Там только девушки были», — рассказывает Анна.

В мужской камере, продолжает она, нельзя было сидеть в дневное время: «Кто садился — выносили и ******* [били]».

По словам Анны, у задержанных была одна пустая бутылка — они набирали в нее воду из-под крана и пили по очереди; туалетной бумаги не было.

Девушка говорит, что в камере иногда открывали маленькое окошко в двери — к нему задержанные подходили, чтобы немного подышать свежим воздухом. Тех, кто терял сознание, выносили из камеры, медики «что-то вкалывали, человек минут 20 лежал и его заносили обратно».

Источник: Медиазона

21:34
53
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...