На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

«Пензенское дело» в Петербурге. День седьмой

Предыдущее заседание по делу анархистов состоялось в 224-м гарнизонном военном суде Санкт-Петербурга вчера. Оно началось с оглашения протоколов обысков и осмотра изъятых предметов; так, в документах, касающихся Бояршинова, упоминается множество батареек, проводов и деталей электроприборов. Сам подсудимый объяснил эту находку оперативников своим «накопительством» и сознательным подходом к утилизации мусора: «Много батареек законченных, которые я хотел сдать в раздельный сбор, потому что их нельзя просто так выбрасывать».

После этого суд перешел к допросу свидетелей из Пензы, где, по версии следствия, и возникло «террористическое сообщество «Сеть»». Первым показания дал Егор Зорин — человек, чья явка с повинной стала формальным основанием для возбуждения дела. Зорин рассказал, что Филинкова и Бояршинова видел один раз — в феврале 2017 года, когда в Петербурге проходил «съезд» ячеек «Сети», на который собрались около десяти человек из разных городов. Ни до, ни после этого Зорин с подсудимыми не переписывался; он вернулся в Пензу еще до окончания «съезда», потерял интерес к деятельности сообщества и стал «уклоняться от тренировок».

— Наркотики [вы] после съезда приобрели или до? — спросил свидетеля Филинков, но этот вопрос был снят судьей.

Следом за Зориным суд допросил Елену Богатову, мать Ильи Шакурского, которого следствие считает одним из создателей «Сети». Она отказалась давать показания в отношении сына, сославшись на 51 статью Конституции. Прокурор Екатерина Качурина напомнила свидетельнице о ее показаниях на предварительном следствии. Богатова ответила, что ей тогда не разъяснили содержание 51–й статьи и она находилась «под давлением следователя Токарева».

— На меня оказывалось давление с октября 2017 года по апрелья 2018 года. Шантаж, если я не буду вести себя правильно, то будет хуже моему сыну, — рассказала свидетельница. Когда гособвинитель стала задавать ей вопросы об обыске у сына, в допрос внезапно вмешался судья:

— Стоп, теперь у меня вопрос. Какое отношение имеют изъятые у Шакурского вещи к сегодняшнему делу? 

— Шакурский фигурирует… — начала было оправдываться прокурор. 

— По нашему делу не фигурирует, — отрезал судья.

В итоге, несмотря на возражения защиты и подсудимых, решено было огласить показания Богатовой, в которых та признавала, что найденные у ее сына «красный баллон» и пистолет не могли быть подброшены.

— Виновность Филинкова и Бояршинова доказана на 100%, — саркастически прокомментировал показания судья.

Следом допросили Максима Симакова. Он не знаком с подсудимыми, зато посещал тренировки по единоборствам вместе со вторым предполагаемым организатором «Сети» Дмитрием Пчелинцевым. Симаков сказал, что ничего не знает о «сообществе» и не виделся с Пчелинцевым с 2016 года — лишь запомнил, что тот критически отзывался о властях, например, был недоволен ростом цен на бензин.

Третьим свидетелем стал школьный приятель Шакурского Антон Шульгин, который рассказал, что на следствии «в панике давал показания, оперативники сами подписали за меня»:

— На меня давили психологически, на меня кричали, выбивали показания, которые им были нужны, — говорил Шульгин, объясняя, что обыск у него проводился в его отсутствие, а после допроса он даже не получил копию протокола.

После этого суд вернулся к оглашению документов, значительная часть которых, по замечанию защиты, «никак не соотносятся с обвинением, предъявленным Филинкову».

В зале включили два экрана для видеоконференцсвязи с Пензой, на трансляции видно светловолосого молодого человека в клетке-«аквариуме». Мать Виктора Филинкова просит секретаря суда повернуть экран так, чтобы обвиняемым было видно происходящее в Пензе, секретарь уходит что-то уточнять, возвращается и говорит, что ничего нельзя сделать.

Заседание начинается. Судья из Пензы по видеосвязи объявляет, что доставлены свидетели Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский, Арман Сагынбаев и Максим Иванкин. В зале пензенского суда уже находится Иванкин; его и допросят первым. Интересы Иванкина представляет адвокат Карташов.

Фото: Давид Френкель / «Медиазона»

Иванкин начинает давать показания: Филинкова свидетель не знает (сам Филинков говорит, что, наверно, ходил с ним в Пензе на фильм «Отряд самоубийц»), причин для оговора нет.

Бояршинова Иванкин лично также не знает; тот замечает, Иванкин, должно быть — это человек, в материалах дела упоминаемый под псевдонимом «Паша».

— Но человека, который бы представлялся Максимкиным Иваном, я никогда не слышал, — добавляет Бояршинов. Он не видит оснований для оговора со стороны свидетеля.

Источник: Медиазона

10:56
36
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...