На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

«Пензенское дело» в Петербурге. День шестой

Накануне в суде выступил один из главных свидетелей обвинения — анархист Игорь Шишкин, который полностью признал свою вину, заключил соглашение со следствием и уже осужден на 3,5 года заключения. 

Перед началом его допроса прокурор Екатерина Качурина огласила некоторые материалы дела, связанные с задержанием Виктора Филинкова и Юлия Боряшинова. Адвокат Виктор Черкасов напомнил, что значительная часть материалов по делу составлена оперативником ФСБ Константином Бондаревым, который, по словам Филинкова, участвовал в пытках — а потому являются недопустимыми доказательствами.

Все данные, которые следствие обнаружило на жестких дисках Филинкова — фотографии его жены Александры Аксеновой, которая, согласно одной из справок ФСБ, «выступала председателем съезда «Сети»» и арендовала для него квартиру. Другие обвиняемые опознавали ее по фото как человека, которого они знали по конспиративному имени Ольга, говорится в материалах дела. Адвокат Черкасов обратил внимание, что все протоколы одинаково сформулировано и так указано, что Аксенову опознали в том числе по форме ушей — хотя на фотографии они скрыты прической.

— Мы не Аксеновой дело рассматриваем, она нам в принципе не нужна. Суду Аксенова не интересна, — заметил судья Роман Муранов.

Игорь Шишкин рассказал в суде, что с Филинковым познакомился через его жену Аксенову, с Бояршиновым еще раньше на почве общего увлечения идеями анархизма. По его словам, ячейки «Сети» были в Петербурге, Пензе и Москве. Во время тренировок они обсуждали положение дел в стране и отрабатывали различные навыки — как правило, оказание первой медицинской помощи и промышленного альпинизма. Он уточнял, что тренировки были связаны еще и с тем, что они все «сталкивались с насилием со стороны нацистов, физическим, разного характера».

Распределение ролей в группе, по его словам, носило условный характер — он был медиком, входивший с ним в одну группу «Иордан» (она же «СПб-1») Бояршинов — сапер, а Филинков — связист другой группы «Марс». При этом с Филинковым он виделся лишь пару раз.

— Целью «Сети» было свержение действующего строя? — спрашивал у него адвокат Черкасов.

— Если это следует из документов, которые приобщены к делу.

Когда Черкасов попросил огласить материалы, связанные с отказом в возбуждении дела по факту применения насилия к Шишкину после задержания, судья поинтересовался у него:

— К вам применялись методы воздействия, силовые, пытки? Вы добровольно давали показания?

— Следователь провел исследование, согласно которому никакие методы ко мне не применялись, — обтекаемо ответил Шишкин.

Оглашать протокол его опроса оперативником ФСБ Бондаревым, который, согласно документам, длился 25 часов с небольшими перерывами, суд не разрешил.

Заседание начинается. Прокурор Качурина оглашает материалы из шестого тома дела, она читает протокол обыска у Бояршинова, пропуская некоторые фрагменты текста, поэтому документ на слух кажется слегка бессвязным. Описание квартиры: шкаф, на шкафу ящик, из него изъят сверток, внутри три батарейки «немножно начатые»; далее следует перечисление изъятых телефонов (их больше 25) и других вещей: «Изъята перчатка черного цвета со вставками красно-белого цвета».

В списке изъятого у Бояршинова упоминается «цепь проводов красного и белого цвета, схожая с термореле от электрического чайника», множество элементов питания типа ААА и АА, перемотанные изолентой, «вещество бежевого цвета, схожее с пластилином» в пакете, картонный предмет, «внешне схожий с гранатой типа РДГ-2б» с налетом порошкообразного вещества, журнал «Автоном» и другая анархистская литература, включая брошюру, в которой анархист назван «яростным существом, ближайшим родственником гориллы», а также блокнот со словами «Голем и раби Лев» на обложке, содержащий «рукописные записи художественного содержания, не имеющие отношения к уголовному делу». Впрочем, прокурор Качурина читает документ не полностью, опуская многие детали.

Адвокат Ольга Кривонос говорит, что Бояршинов готов дать пояснения касательно вещей, изъятых в ходе обыска.

— Вы услышали перечень изъятых вещей, вы можете пояснить цель хранения? — обращается она к подсудимому. Бояршинов отвечает:— Вещей там много. Там много батареек с пометками, например — это аккумуляторы от фотоаппарата, они используются по три штуки, их надо вместе использовать. Поэтому я помечал. Много батареек законченных, которые я хотел сдать в раздельный сбор, потому что их нельзя просто так выбрасывать.Про телефоны он говорит, что это старые сломанные аппараты.Кривонос просит объяснить назначение проводов и разнообразных деталей электроприборов, которые хранил Бояршинов.

— У меня есть такое накопительство, стараюсь использовать всякое… Вопрос о разгрузочном поясе, также найденном при обыске.

— Разгрузочный пояс использовался на играх, на тренировках. Или там упоминается пояс промышленного альпинизма, я не понял? — отзывается обвиняемый.

Теперь прокурор читает протокол осмотра рабочего места Филинкова, протокол осмотра изъятых предметов (чеки «Почты России», конверты с логотипами разных мобильных операторов и сим-карты, включая украинскую — Кучурина отмечает, что надпись на конверте на украинском языке), документ о признании их вещественными доказательствами, протокол осмотра осмотра четырех оптических дисков.

Филинков делает короткое пояснение, касающееся изъятых вещей — говорит, что не понимает, какое отношение эти предметы имеют к делу. По словам обвиняемого, это просто вещи, которые он, переезжая, перевозил из квартиры в квартиру.

Прокурор кратко пересказывает протоколы обысков у друзей жены Филинкова Александры Аксеновой Чернышева и Колесниковой (изъяты «флешки, диски»), а затем переходит к протоколу осмотра их комнаты в квартире по адресу Московский проспект, 59, где был изъят металлический ящик. Как следует из протокола осмотра этого ящика, внутри был обнаружен охотничий карабин и предмет, «имеющий внешнее сходство с автоматом Калашникова», а также руководство по эксплуатации на 12 листах.

Теперь оглашаются протоколы обысков у пензенских фигурантов дела и протокол осмотра вещей, изъятых у Армана Сагынбаева (телефоны, армейская разгрузка, шомпол, армейские наставления времен СССР).

Внезапно в заседании объявляется перерыв.

Слушателей пускают обратно в зал. Корреспондентка «Невских новостей» делает селфи у клетки с обвиняемыми, говоря им: «Друзья, помахать ручкой!».

Фото: Давид Френкель / «Медиазона»

В зале включают видеоконференцсвязь с Пензой, на экране появляется судья Пензенского гарнизонного военного суда Денис Таркунов. Стороны готовятся допросить свидетелей Зорина, Богатову, Шульгина и Семакова.

На экране видно, как в зал пензенского суда заходит парень в белой рубашке, Зорин Егор Дмитриевич, студент ПГУ. Именно его явка с повинной послужила в свое время поводом для возбуждения дело о «сообществе «Сеть»».

Свидетель говорит, что он знает Филинкова, виделся с ним один раз и затем еще один — уже в ходе следствия, отношения нейтральные.

Филинков отвечает, что не может рассмотреть свидетеля даже в очках, поэтому затрудняется установить его личность. На очной ставке он Зорина не узнал, не знает его, никаких отношений с ним не имеет и не может сказать, сколько раз с ним встречался.

Зорин продолжает: говорит, что Бояршинова также видел один раз; Бояршинов признает, что для оговора у свидетеля нет оснований.

Зорин дает показания: с Филинковым познакомился в городе Санкт-Петербург в феврале 2017 года, когда там проходил съезд представителей ячеек из разных городов. «Как мне пояснил [Илья] Шакурский, мой товарищ на тот момент, что будет проводиться съезд, встреча ребят из разных городов, анархистов из разных городов».— Сообщество «Сеть» вам закомо? — спрашивает прокурор Качурина.— Да.— Когда узнали про сообщество?— Зимой 2017 года, перед тем, как поехать на этот съезд. И на нем тоже.— Кто участоввала на данном съезде кроме Филинкова и вас?— Там также был Илья Шакурский и другие ребята из пензнеской группы. Если вдруг я кого-то забуду… Времени довольно много прошло, я назову, кого помню. Ребята представлялись прозвищами, мне называть имена или прозвища установленные? Если называть имена — Дмитрий Пчелинцев, Иванкин, не помню имени...

Судья уточняет:

— Вы называйте настоящие имена и псевдонимы?— Из пензенской группы это были Иван, Антон, Паша, Борис, я, Илья Шакурский. Из других групп — Филинков и, по-моему, Юрий зовут… Еще было несколько ребят, их имен я не помню.— Какова цель съезда была?— На съезде обсуждались различные вопросы, всем ребятам из нашей группы надо было ответить на вопросник, нам был предоставлен документ. На съезде обсуждали поставленные вопросы.

Прокурор спрашивает Зорина о целях, которые ставило перед собой сообщество, он говорит про анархию.

— Изменение общественного строя, я правильно понимаю?— Да, изменение общественного строя.— Насильственная смена политического режима озвучивалась?— Были вопросы касаемо насилия, применения оружия, противостояния правоохранительным органам.— Кто опросник предоставляля?— До съезда нам его показал Илья Шакурский, ему кто представил, я не знаю, не могу сказать.— Какова роль Филинкова на съезде? Какие идеи он выдвигал?— Занимал более активную позицию на съезде, высказывался, что именно говорил, не помню, примерно, что нужно продолжать подготовку отряда.— А подготовку в чем?— В документе есть все описание, что надо делать, как готовиться, ходить на тренивроки, как развиваться.— В чем насильственные действия должны были заключаться?— Начнутся народные волнения, и нужно будет поддерживать данные волнения, нужно будет применять оружие и так далее.— Протокол велся какой-то?— Да, на данном съезде один мололдой человек, не помню его имени, записывали на ноутбук высказывания других, я не помню, кто это делал.— Где конкретно съезд проходил?— Адрес точный я не помню, мы приехали с Ильей вдвоем, нас встретила девушка, довела до квартиры, адрес не назывался, с городом незнаком, съемная квартира, как я понял.— Вам известно, кто в квартире прожилва?— Нет, квартира была съемная.— Роль Бояршинова?— Он вел себя более молчаливо, его подчеркнуть я не могу.— Что предшествовало съезду? Вы участвовали в тренировках?— Да, я участвовал в тренировках с лета 2016 года с ребятами из Пензы. В близлежащих лесах города Пензы.— Кто принимал участие? Филинков, Бояршинов?— Нет, с ними совместных [тренировок] никогда не было.— А в Петербурге проводились тренировки?— Могу допустить, но я не видел и не знаю.В «Сети» Зорин, по его словам, стал участвовать с 2016 года, кто вдохновитель сообщества — не знает, взаимодействовал только с активистами из Пензы. Документ, упоминаемый в материалах дела как «Свод «Сети», свидетель не помнит, но что какой-то уставной документ существовал — подтверждает.

Гособвинитель Качурова продолжает допрос свидетеля и спрашивает о распределении ролей в сообществе.

Филинков — связист, отвечает Зорин, а роль Бояршинова он не помнит. Связист каждой ячейки должен был поддерживать связь с одним человеком из другой, объяснять соратникам правила конспирации в интернете.— Какие мессенджеры использовались?— У нас использовался «Джаббер», у остальных — не знаю, наверное, тоже.— [Участники сообщества] не назывались своими именами, с чем это было связано?— В целях конспирации нужно было придумать клички, сказать позывные.— Каким псевдонимом пользовался Филинков?— Как я узнал на съезде, Филинков пользовался псевдонимом Гена.— Что отрабатывалось на тренировках?— Их было несколько, где-то отрабатывались тактические действия, перемещение отряда в лесу, взаимодействие членов между собой, условные знаки, разведовательная деятельность, разведка местности, о медицине ребята рассказыали, как оказывать помощь при ранениях. И по связи тоже были лекции — рассказывали, как пользоваться рациями и так далее.— Это было предусмотрено задачами самого сообщества «Сеть»?— В документах было описано, что у каждой ячейки есть распределение и каждый должен подготавливаться и подготавливать своих товарищей.— Филинков и Бояршинов предлагали конкретные акции по свержению самого вот этого… строя?— Я не помню, чтобы кто-то предалгал что-то конкретное.— Вы сказали, что Филинков занимал активную позицию?— Он поддерживал дискуссию, разговривал.— В отношении правоохранительных органов, государственных?..— Было, что противостоять им придется — они встанут на защиту власти, народ нужно будет поддерживать.

Прокурор спрашивает об использовании оружия на тренировках, Зорин говорит, что использовались макеты, но у активистов из Пензы были карабины «Сайга». Какое оружие было в Петербурге, и было ли оно вообще, Зорин не знает.

— Кто был инициатором съезда?— Не знаю, кто был.Гособвинитель спрашивает, какую литературу читали члены сообщества, свидетель упоминает какую-то книгу по анархизму, которая была у Шакурского.

К допросу приступает адвокат Филинкова Виталий Черкасов.

— Уточните, ваше общение с Филинковым заключалось только в единовременной встрече на съезде или раньше тоже общались?— Только на съезде.— В Пензе приходилось общаться?— Нет.— Заочно вели переписку?— Нет, не вел.— С помощью переписки он оказывал вам какую-то методичечскую помощь?

Судья вмешивается:

— Он же пояснил, что переписок не вел.— Нет, я же сказал, и после съезда тоже не вел, — соглашается Зорин.Активистов из других городов свидетель видел только на съезде, говорит он. Черкасов продолжает задавать вопросы: — Вы активно выделили Филинкова, а какую ячейку он представлял? — Я не выделил, просто про него вопросы задавались. Насколько я знаю, ячейку «Марсово поле». — Когда ознакомились со «Сводом», какого его содержание? — Я видел его однократно, предполагал, что он был незаконченным документом. Более подробно я ознакомился с документом «Съезд», который в качестве опросника использовался.

С документами, называемыми «Свод «Сети»» и «Съезд», свидетель ознакомился одновременно — за несколько дней до самого съезда в феврале 2017. Зорин отмечает, что прочитал их поверхносто, помнит только, что там излагался порядок действий после наступления революционной ситуации. После съезда ему документы не давали.В протоколе съезда фиксировались ответы каждой группы на вопросы из опросника, рассказывает он. На съезде Зорин пробыл около двух дней, уехал до его завершения, а после перестал участвовать в деятельности сообщества, «уклонялся от тренировок» и не интересовался жизнью бывших товарищей.

Адвокат Черкасов спрашивает о народных волнениях, на которые якобы возлагали надежды участники сообщества — кто должен был стать их инициатором?

— Недовльные массы могут выйти не в назначенное время, а примерно [когда] будут президентские выборы, люди будут недовольны выбранной властью, примерно такое было. Нужно будет поддержать эти волнения, не дать правоохранительным органам успокоить людей и завершить все это, то есть поддерживать, продолжать.— Участники сообщества «Сеть» должны будут подключиться?— Да, примерно так и говорилось.

Адвокат Черкасов:

— В документе («Своде» — МЗ) сказано, что в ячейке должны быть специальности. А как они разрабатывались, как член ячейки понимал, какой у него круг полномочий?— Об этом мне говорили на тренировках ребята из Пензы. Я не знаю, кто устаналивал это, но мы мы должны были брать информацию в интернете, обучать друг друга, — отвечает свидетель.— А вы какую специальность выбрали?

Судья снимает этот вопрос. Тогда Черкасов спрашивает, были ли в «Сети» письменные инструкции с расписанными обязанностями каждого члена.

— Какой либо документ с подписью не давался, но был документ, я с ним знакомился, чем примерно должен заниматься член, — говорит Зорин.Вопросы задает Виктор Филинков. Подсудимый просит Зорина припопнить, как он выглядел на съезде. Короткие волосы, домашняя одежда, отвечает тот.

— Почему вы помните только тех, кто является фигурантами уголовного дела?

Судья снимает и этот вопрос.

Чтобы его подзащитный мог задавать вопросы свидетелю, Черкасову приходится держать микрофон у клетки.

Филинков спрашивает про ячейку «Восход», Зорин подтверждает, что состояли в ней он сам и Шакурский.

— Почему уехали [из Петербурга] до окончания съезда, кто вас представлял вместо вас?

Судья опять снимает вопрос.

— Что-то планировали к выборам?

Судья просит конкретизировать.

— Может быть, террористический акт?

Судья уточняет вопрос: планировались ли какие-то акции к выборам?

— Час и день не говорился, к конкретному дню не планировалось, был просто примерный сценарий…— Даты не было, но планировалось.

— Да, вы правильно поняли, — говорит судья Филинкову.— «Джаббер» — это мессенджер? — продолжает тот.

Вопрос снимается.

— Наркотики после съезда приобрели или до?

Вопрос снова снят судьей. Филинков, пытаясь объяснить, почему это важный вопрос, спорит с ним.

Источник: Медиазона

12:34
40
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...