На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

В Пензе начался суд по делу «Сети». Версия обвинения

В Пензе начался процесс по делу о «террористическом сообществе «Сеть»» — семерых молодых активистов обвиняют в том, что они планировали вооруженный захват власти и для этого собирались совершить теракты. Следствие вела ФСБ, многие из обвиняемых рассказывали о пытках электричеством. Процесс ведет тройка судей Поволжского окружного военного суда, гособвинение представляет прокурор Сергей Сергиенко.

На скамье подсудимых семь человек — 27-летний Дмитрий Пчелинцев, 23-летний Илья Шакурский, 26-летний Арман Сагынбаев, 30-летний Андрей Чернов, 30-летний Василий Куксов, 24-летний Михаил Кульков и 24-летний Максим Иванкин. ФСБ называет Пчелинцева и Шакурского создателями «террористического сообщества» (часть 1 статьи 205.4), а остальных — участниками этого сообщества (часть 2 статьи 205.4). Кроме того, Пчелинцева, Шакурского и Куксова обвиняют в незаконном хранении оружия (часть 1 статьи 222), а Чернова, Кулькова и Иванкина — в покушении на сбыт наркотических веществ в крупном размере (часть 3 статьи 30 и пункт «г» части 4 статьи 228.1). Пчелинцеву также предъявлены обвинения в покушении на поджог военкомата (часть 3 статьи 30 и часть 2 статьи 167 УК).

Ни один из подсудимых не признал свою вину в участии в террористическом сообществе, но двое — Иванкин и Кульков — признались в покушении на распространение наркотиков.

Уголовное преследование 23-летнего Егора Зорина, чья явка с повинной стала формальным основанием для возбуждения дела, было прекращено. 

Террористическое сообщество

По версии обвинения, не позднее мая 2015 года у Пчелинцева и неустановленного лица с позывным «Тимофей» — дело в отношении него выделено в отдельное производство — возник «умысел на создание межрегионального террористического сообщества под условным наименованием «Сеть»». Это сообщество должно было объединить российских анархистов в «боевые группы, ставящие своей целью насильственное изменение конституционного строя» и вооруженный захват власти посредством нападений на силовиков, захвата оружейных складов, атак на органы власти, военкоматы и отделения «Единой России». 

«Ты пойми, офицеры ФСБ всегда добиваются своих целей!» Антифашист Виктор Филинков рассказывает о первых сутках после задержания

Для этого Пчелинцев и «Тимофей» собрали боевую группу под названием «5.11» («5 ноября»), в которую в разное время вступили Чернов, Иванкин, Кульков, Чернов, Сагынбаев и неустановленный следствием юноша с позывным «Борис». Позже была создана подгруппа «Восход», которую возглавил Шакурский — к участию в ней он привлек Куксова и Зорина. Все они «разделяли анархистскую идеологию и осознавали цели террористического сообщества». 

Создавая «Сеть», считает следствие, организаторы договорились «разработать роли участникам террористического сообщества, исходя из их умственных, психологических и физических способностей, определить компетенцию каждого». Так были подобраны руководители сообщества и боевых групп, между рядовыми участниками распределены роли тактика (обучение навыкам ведения боевых действий), разведчика (подбор объектов для нападения и «обучение членов террористического сообщества навыкам выживания»), сапера (изготовление СВУ и обучение обращению со взрывными устройствами), связиста (отвечает за конспирацию и связь между группами и их участниками) и медика (оказание медицинской помощи при ранениях). 

К лету 2016 года Пчелинцев, Иванкин, Чернов и «Тимофей» разработали «уставной документ межрегионального террористического сообщества», который получил название «Свод «Сети»». В июле они поехали в Петербург, где ознакомили с документом «неустановленных местных анархистов» и предложили им присоединиться к «Сети». Те согласились и создали две боевые группы: «Марсово поле» и «Иордан Спб», она же «Спб1» (в Петербурге по этому делу уже осужден Игорь Шишкин, суд над Юлием Бояршиновым и Виктором Филинковым еще идет). Чуть позже эмиссары из Пензы посетили Москву, где также была создана боевая группа под названием «Мск» (ее участники не установлены). 

Деятельность сообщества «была основана на принципах строгой конспирации», и именно это позволяло его участникам «долгое время избегать разоблачения террористического сообщества со стороны правоохранительных органов и специальных служб».  «Так, в целях обеспечения своей безопасности руководители и участники террористического сообщества имели в своем распоряжении несколько десятков мобильных телефонов и зашифрованных ЭВМ. Во время общения, тренировок и полевых выходов переговоры и обмен сообщениями между собой осуществлялись с использованием интернет-мессенджера «Джаббер»», — говорится в обвинительном заключении. 

Всем участникам сообщества, считают в ФСБ, были присвоены позывные: неустановленное лицо – «Тимофей»; неустановленное лицо – «Борис»; Пчелинцев – «Антон», «Давид»; Иванкин – «Артем», «Паша», «Глеб»; Чернов – «Иван» и «Ванес»; Сагынбаев – «Андрей», «Андрей безопасность»; Кульков – «Илья», «Митя»; Шакурский – «Игорь», «Спайк»; Зорин – «Гриша», Куксов – «Максим».

«Трогал мне на шее пульс и контролировал мое состояние». Арестованные в Пензе антифашисты рассказали о пытках током в подвале СИЗО

Пчелинцев с мая 2015 по апрель 2017 года приобрел «идеологическую литературу анархистской направленности, оправдывающую совершение преступлений террористической направленности», и распространял ее среди соратников; кроме того, он закупил тактическое снаряжение, страйкбольные приводы — пневматическое игровое снаряжение, по внешнему виду имитирующее боевое оружие и стреляющее шариками — и радиостанции, которые использовались на тренировках в лесу.

Некоторые из обвиняемых оформили себе разрешения и приобрели охотничьи ружья: у Пчелинцева были «Сайга 410К-04», ИЖ-58, «Вепрь-12 Молот», у Шакурского —  «Сайга 12К», у Иванкина — «Сайга 12С», «Сайга 410К», у Чернова — «Вепрь-12 Молот». Также в распоряжении сообщества были травматические пистолеты: у Пчелинцева — МР-79-9ТМ и Steel, у Иванкина — ИЖ-79-9Т, у Сагынбаева — МР-81. Из них обвиняемые тоже стреляли во время тренировок.

Кроме того, говорится в обвинении, Пчелинцев незаконно хранил две боевые гранаты Ф-1 и два подходящих к ним запала модели УЗРГМ, Шакурский — самодельное взрывное устройство и пистолет Макарова, Куксов — пистолет Макарова. Сагынбаев же приобрел «компоненты для изготовления самодельного взрывного устройства, а именно: алюминиевую пудру, аммиачную селитру, электронные будильники». Все это было изъято во время обысков. Пчелинцеву, Шакурскому и Куксову предъявлены обвинения в незаконном хранении оружия, в случае Сагынбаева эксперты пришли к выводу, что ничего незаконного он не хранил. 

Молодым людям вменяется в вину, что они неоднократно участвовали «в полевых выходах» террористического сообщества — ездили на тренировки в леса под Пензой. Обвинение подробно перечисляет даты и места тренировок — лес в микрорайонах Арбеково, Шуист и Ахуны, лес у сел Константиновка, Веселовка и Мошан, заброшенный пионерлагерь «Карасик», заброшенные корпуса завода «Биосинтез». Больше других — 20 тренировок — посетил, считает следствие, Илья Шакурский. 

В феврале 2017 года, по версии ФСБ, на съемной квартире в Петербурге прошел съезд «Сети», где участники боевых групп из разных регионов обсуждали свою «готовность к выполнению основных целей и задач террористического сообщества, заключающихся в насильственной смене конституционного строя РФ путем нападения на сотрудников правоохранительных органов, военнослужащих, здания полиции, склады с вооружением, военные комиссариаты, офисы партии «Единая Россия», государственные учреждения с целью дестабилизации деятельности органов государственной власти РФ, воздействие на принятие ими решений и  насильственное изменение конституционного строя РФ». 

Наркотики и оружие

Максим Иванкин и Михаил Кульков обвиняются также в покушении к сбыту наркотических веществ в крупном размере. По версии следствия, они работали закладчиками и прятали в тайниках по всей Пензе наркотики, полученные от неустановленного лица. Вечером 30 марта 2017 года, говорится в обвинительном заключении, они сделали не менее 20 закладок с производными N-метилэфедрона — альфа-пирролидиновалерофеноном (PVP), наркотиком, который в обиходе называют «альфа-PVP» или просто «солью». В каждой из закладок было от 0,2 до 0,6 грамм вещества — всего 8,788 грамма. 

«С тех пор я забыл слово «нет»». Свидетельство арестованного по «пензенскому делу» Ильи Шакурского о пытках

Закончить раскладку они не успели, потому что в 23:38 были задержаны сотрудниками полиции. При себе у молодых людей нашли еще 31 сверток с наркотиками общим весом 8,608 грамма. 

Андрею Чернову обвинения в покушении на сбыт наркотиков были предъявлены гораздо позже, уже после ареста. Во время обыска, утверждает ФСБ, у него изъяли телефон Alcatel, в котором были забиты адреса 479 закладок с наркотиками, сделанных в течение лета 2017 года. Сотрудники ФСБ проверили 153 адреса и в пяти из них нашли свертки с альфа-PVP общим весом 6,69 грамма — это считается крупным размером.

По версии следствия, наркотики для закладок Чернов получал у неустановленного лица, а их координаты отправлял также неустановленному лицу. 

Точно так же — у неустановленных лиц в неустановленное время и при неустановленных следствием обстоятельствах — некоторые участники сообщества приобрели нелегальное оружие, обнаруженное у них во время обысков. Так, настаивает ФСБ, Илья Шакурский купил пистолет Макарова с восемью патронами и «самодельное взрывное устройство электрического типа осколочно-фугасного действия»; и то, и другое он хранил в своей квартире.

Дмитрий Пчелинцев купил две ручные гранаты Ф-1 с двумя запалами для УЗРГМ, которые хранил в своем автомобиле ВАЗ 2110. Василий Куксов, согласно обвинению, хранил в своем ВАЗ 2107 приобретенный у неустановленного лица пистолет Макарова с пятью патронами. 

Арман Сагынбаев, по версии ФСБ, приобрел «компоненты для изготовления самодельного взрывного устройства, а именно: алюминиевую пудру, аммиачную селитру, электронные будильники», которые были изъяты у него во время обыска. Но эксперты установили, что само по себе хранение этих предметов не было нарушением закона, и соответствующие обвинения Сагыбнаеву не предъявлены.

Кроме того, Пчелинцева обвиняют в том, что ночью 23 февраля 2011 года он с помощью «коктейля Молотова» пытался поджечь здание военкомата Октябрьского и Железнодорожного районов Пензы. 

«Вину категорически не признаю»

«Из коробки выходили два провода». Арестованный по «пензенскому делу» Арман Сагынбаев рассказал, как сотрудники ФСБ пытали его током в микроавтобусе

После оглашения обвинительного заключения все подсудимые сказали, что не считают себя террористами и не признают своей вины. Только двое — Максим Иванкин и Михаил Кульков — частично признали обвинение: они не отрицают, что делали закладки с наркотиками. 

— Вину категорически не признаю, обвинение мне категорически непонятно, — сказал в суде Дмитрий Пчелинцев.

По словам адвоката Олега Зайцева, который представляет интересы Пчелинцева, суд попытался «смазать» реплики подсудимых — им предложили наскоро выразить свое отношение к обвинению прямо перед перерывом. Адвокат говорит, что подсудимые намерены более подробно высказаться о версии следствия — возможно, это произойдет на ближайшем заседании, которое должно начаться завтра, 15 мая, в 11 часов утра. 

Редактор: Дмитрий Ткачев

Источник: Медиазона

17:04
32
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...