На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

Дело футболистов Кокорина и Мамаева. Приговор

Предыдущее заседание длилось около 10 часов. Сначала защитники выступили с дополнениями: все адвокаты обратили внимание на то, что потерпевший Виталий Соловчук подавал заявление о возбуждении уголовного дела «в отношении неустановленных лиц», хотя в суде он признавался, что сразу узнал Александра Кокорина и Павла Мамаева. Затем они зачитали положительные характеристики на своих подзащитных из всевозможных людей и инстанций: например, адвокат Мамаева Игорь Бушманов предоставил суду характеристику, в которой соседи называют футболиста «любящим мужем», который никогда не выражается нецензурной бранью. 

После в суд пришла свидетель Юлия Новикова — дознаватель, которая приехала в «Кофеманию» после драки. Она ответила на вопросы прокурора Светланы Тарасовой о стуле, которым был нанесен удар потерпевшему Денису Паку. В частности, дознаватель ответила, что никому не угрожала закрытием кафе в случае, если не найдет тот самый стул. 

Затем по просьбе защиты в качестве свидетеля выступил отец подсудимого Александра Протасовицкого, который назвал сына «миротворцем» и «любвеобильным» человеком. «Я сыну верю. Соловчук оскорбил его, в том числе и меня, семью оскорбил. Получил по заслугам», — сказал он. 

Судья объявила о начале прений сторон. В своем выступлении прокурор Тарасова вольно пересказывала показания свидетелей. «Ты попал! Да ты знаешь, кто мы такие? Мы — Кокора и Мамай!». Затем спортсмены стали агрессивно требовать «пояснить за петуха», — говорила она. Брошенную Кокориным-старшим одной из свидетельниц фразу «Маме привет!» она связала со словами Соловчука о том, что после избиения футболист потребовал от него не писать заявление в полицию, и интерпретировала ее как угрозу. 

Обратила прокурор внимание и на противоречия в логике обвиняемых, например на то, что Кокорин утверждает, что не бил Соловчука, который назвал его «петухом», но бил Пака стулом в ответ на слово «******» [ушлепки]. Этому есть простое объяснение. Все, что сказано подсудимыми — чистая ложь», — настаивала Тарасова. 

В конце своего эмоционального выступления она запросила братьям Кокориным по полтора года колонии общего режима, а остальным подсудимым — год и пять месяцев. 

Первым из защитников выступил адвокат Кокорина-старшего Андрей Романов. Он выражал уверенность в том, что Соловчук все же назвал Кокорина «петухом», а Пак несколько раз меня показания и пытался скрыть, что говорил слово «******» [ушлепки]. Другой его защитник Татьяна Стукалова давила на жалость: по ее словам, сын футболиста все время говорит «папа», но вместо отца видит только его кубки и награды. 

Адвокат Кокорина-младшего Вячеслав Барик выступал больше часа. В частности, он поделился с судом своими познаниями в чтении по губами («по артикуляции губ звуки «е», «бэ», извините, их сложно подменить. «Хамло» — это «а», а тут — «е», «бэ»»), а затем вдруг стал рассуждать о его брате, который «ножками из интерната проделал себе путь к успеху». 

Завершил свое выступления Барик воспоминанием об эпизоде из детства братьев: «Когда Кирилл был маленьким, он чуть не утонул. Ему было четыре годика. Его спас Саша. Потом они спасли другого человека, когда Кирилл плавать научился. У них вот такая команда добрых дел». 

Адвокат Мамаева Бушманов, говоря про эпизод с Соловчуком, уверял, что тот сам спровоцировал драку, а в «Кофемании» его подзащитный нанес один единственный удар, который не образует состав уголовного дела.

Защитник Протасовицкого Татьяна Прилипко было посетовала на то, что за нее уже все сказали коллеги, как вдруг начала характеризовать потерпевших. По ее мнению, Соловчук и Пак похожи: оба «самовлюбленные», «высокомерные», «провокационные» мужчины, которые «комплексуют». Говоря о Паке, который воспринял шутку про «Гангам стайл» как оскорбление, защитник процитировала барона Мюнхгаузена: «Я понял, в чем ваша беда. Вы слишком серьезны. Все глупости на земле делаются именно с этим выражением лица… Улыбайтесь, господа… Улыбайтесь». 

Наконец, подсудимые выступили с последним словом. Все они извинились пере потерпевшими, семьей и обществом. «Хотелось бы вас чисто по-человечески попросить не ломать судьбы ребят, дать им вернуться к семье, заниматься любимым делом, — дрожащим голосом говорил Кокорин-старший судье. 

Сегодня — тринадцатое по счету судебное заседание по делу футболистов. Корреспонденты «Медиазоны» посещали каждое из них, в специальном материале кратко изложены развитие уголовного дела и ход его рассмотрения в суде.

Источник: Медиазона

13:50
56
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...