На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети
  • Главная
  • Уши в банке, детское порно и «Правый сектор». Дела и псевдонимы одессита-неонациста Игоря Пирожка

Уши в банке, детское порно и «Правый сектор». Дела и псевдонимы одессита-неонациста Игоря Пирожка

Анохин

Игорь Пирожок родился в Одессе в 1968 году. О детстве его известно немногое: в сети можно найти фотографию комсомольского билета, а отец одессита рассказывал, что Игорь — «сам на четверть еврей, всегда был послушным сыном, комсомольским организатором, к которому обращались за советом родители трудных подростков».

Впервые в прессе Пирожок был упомянут — правда, под другим именем — в 1994 году в газете «Известия», где вышла статья под названием «Еще не концлагерь, но в бараки на ночь уже запирают». Ее автор, журналист Алексей Чесноков рассказывал, что в октябре 1993 года у осажденного Белого дома познакомился с молодым человеком, представившимся Алексеем Анохиным — позже окажется, что это и был Пирожок — который пригласил его в гости. 

Приглашение оказалось не совсем обычным: приехав в «ничем не примечательное учебно-опытное хозяйство, расположенное в черте крупного российского города», Чесноков, по его словам, увидел надсадно лающих овчарок и охранников, «вытягивающих руки в нацистском приветствии», а «в каптерке главного надзирателя — огромный штандарт со свастикой» и «Майн кампф» на столе. 

Как следовало из публикации, на охраняемой территории, занимающей «200-300 гектаров возделанной земли», проживала «нацистская группа», в которой, по словам ее лидера Анохина, состояли около тридцати человек. Костяк организации, уверял герой статьи, был сплочен боями в горячих точках, которые якобы прошел и он сам — в частности, в бывшей Югославии и Абхазии. «Хорватские усташи и звиадисты — настоящие наци! Я предпочитаю воевавших еще и потому, что злоба и ненависть порождают истинную преданность», — цитировал Анохина журналист. 

Свое участие в событиях у Белого дома Алексей объяснял тем, что у него наконец «появилась возможность пострелять сначала в демократов, а потом — в коммунистов», а идеологию группировки, якобы входивший в «международный конгресс националистов», объяснял просто: «Бей жидов, коммунистов и демократов». Хотя координаты неонацистского лагеря в статье не раскрывались, в ней приводилась краткая биография Анохина, записанная с его слов: окончил юридический факультет МГУ, служил замполитом в армии, два года работал в правоохранительных органах в Узбекистане и еще два — воевал в одной из горячих точек.

В своей статье Чесноков пришел к выводу, что группировка базировалась на территории учебно-опытного хозяйства под видом охранного бюро, заключившего договор с его владельцами, на самом же деле нацисты под руководством Алексея отлавливали бездомных и заставляли их трудиться на территории — рыть траншеи, убирать мусор и ухаживать за саженцами, которые затем продавали дачникам. При этом в группировке существовала жесткая иерархия, а все ее члены беспрекословно подчинялись ее лидеру. В доказательство журналист приводил диалог между Алексеем и его соратником по имени Валера. 

«— Валера, <…> видишь этого человека? — он кивнул в мою сторону. — Запоминай его хорошо: если с нами что-то случится, возьмешь это, — сказал он, протягивая боевику цепь.

 — Он, что, удавит меня этой цепью? — с глупым смешком спросил я.

 — Он приказ не обсуждает и запомнил тебя навсегда. Наши ребята проходят такую морально-психологическую подготовку: надо — сделаем человека, надо — дерьмо, в зависимости от того, каким он нужен организации. После такой обработки всякая информация, приходящая извне, кажется им просто бредом».

Много лет спустя Чесноков уточнит обстоятельства знакомства с неонацистом, который представился ему Алексеем Анохиным. По словам журналиста, узнав в нем участника противостояния у Белого дома «на каком-то рок-концерте», он подошел к неонацисту — впрочем, о взглядях нового знакомого корреспонденту «Известий» тогда еще не было известно — и завязал разговор, в ходе которого тот и пригласил Чеснокова в гости. На следующий день Алексей позвонил журналисту и назначил встречу у метро Тимирязевская. Там его ждали несколько крепких молодых людей, которые усадили Чеснокова на заднее сиденье «Жигулей», надели ему на голову мешок и отвезли в расположенные в нескольких минутах езды теплицы. По пути Чеснокову, по его словам, пригрозили расправой — на случай, если в статье будут названы реальные имена героев и местоположение их лагеря. Теплицы же, как оказалось, находились на территории хозяйства Тимирязевской сельскохозяйственной академии. 

Скаурляйте

По словам Чеснокова, после интервью для газетной статьи он попытался договориться с «Алексеем» о видеоинтервью, однако тот наотрез отказался. На съемку презиравший отечественное телевидение неонацист согласился лишь после того, как журналист пообещал, что в сельскохозяйственные угодья приедут представители швейцарского канала TSR. 

Съемки состоялись через несколько недель. На этот раз все участники группировки были одеты в камуфляжную форму со свастикой на рукаве, а их лидер сменил прическу, обрив голову и оставив за правым ухом клок волос по обычаю хорватских усташей. Продемонстрировав территорию («У нас тут кладбище жидов, человек 15 похоронено!»), Алексей проводил съемочную группу в комнату, стены которой украшали нарисованные свастики, а на гвоздях висели дубинки, наручники и нунчаки. Когда запись продолжилась, журналист задал вопрос об уставе организации. Алексей сходу принялся объяснять, что в нем «нет пункта о выходе из партии». 

— Я могу тебе показать, хочешь? — улыбаясь, говорит Анохин и ставит на стол банку с пластиковой крышкой. 

— А что это? 

— Это уши. 

— Живые уши? 

— Ну. 

— А чьи это уши? 

— А это вот молодой человек, который должен был тебя убить, помнишь? — отвечает Алексей, имея в виду Валеру, упоминавшегося в первой статье Чеснокова.

В 1998 году эти кадры показали по НТВ в фильме из цикла «Криминальная Россия». В нем впервые упоминалось настоящее имя Анохина — Игорь Пирожок. На тот момент он уже был осужден. 

Следователям удалось выйти на Пирожка летом 1994 года после того, как в навозной куче на скотном дворе в деревне Петрищево Ярославской области нашли два трупа. Личность одного из убитых так и не удалось установить, а второго опознали как увлекавшегося неонацистскими идеями Валерия Старчикова. Ушей у трупа не было. Заметив публикацию Чеснокова в «Известиях» — она вышла за несколько месяцев до обнаружения трупов — следователи связались с журналистом и просмотрели видеозапись, на которой Пирожок, бравируя, показывает банку с ушами. Вскоре неонацист и около десяти его соратников были задержаны. Все они признались, что состояли в одной организации — «Легион «Вервольф»». 

Поскольку электронные системы учета тогда не использовались, чтобы выяснить, какие именно статьи были вменены Пирожку и его подельникам, нужно обратиться в судебный архив. В фильме НТВ говорилось о причастности неонацистов к минированию спорткомплекса «Олимпийский» 20 октября 1994 года, где в тот день проходил фестиваль «Евреи за Иисуса», а также к сообщению о минировании кинотеатра «Байкал» во время показа антифашистского фильма «Список Шиндлера» — Пирожок предупредил полицейских о бомбе, представившись Ингваром Скаурляйте. Эти же эпизоды упоминались и в опубликованной незадолго до приговора статье Чеснокова; в ней также говорилось о нападении Пирожка на лидера общества «Память» Дмитрия Васильева в Марфо-Мариинской обители.

Тем не менее, в окончательное обвинение статьи о покушении на теракт, ложном минировании или причинении телесных повреждений так и не вошли. По данным Чеснокова, Пирожку инкриминировали лишь статью 74 (нарушение равноправия граждан по признаку расы, национальности или отношения к религии), 190 (недонесение о преступлении), 206 (хулиганство) и 144 УК РСФСР (кража), его соратнику Виктору Баранову — те же статьи и статью 103 (умышленное убийство), а третьему подсудимому, несовершеннолетнему Дмитрию Володину — статью 189 (укрывательство преступления). 

Приговор был оглашен в начале 1996 года. За несколько дней до этого к Пирожку и Баранову в СИЗО пришли журналисты объединенной редакции МВД. Оба заверили, что не откажутся от идей национал-социализма, а Баранов, пользуясь случаем, обратился к министру обороны России с просьбой направить его добровольцем в Чечню и пояснил: «Я бы там в первую же ночь перерезал все подразделение и ушел к дудаевцам»

Баранову дали девять лет колонии, Пирожку — пять лет, а Володина осудили условно. 

Чирка

В 1998 году Пирожка осудили вновь — на этот раз по обвинению в хранении и употреблении марихуаны. Заволжский районный суд Ярославля добавил к его сроку заключения еще три года и перевел осужденного на строгий режим.

После освобождения — из-за многочисленных взысканий Пирожок лишился шанса на УДО и отбыл свой срок до конца — неонацист вернулся на Украину. Там, по данным СБУ, в 2009 году ему дали три года лишения свободы за «распространение порновидеопродукции с участием несовершеннолетних мальчиков». Освободившись как раз перед началом Евромайдана, Пирожок принял в нем активное участие в качестве активиста запрещенного ныне в России «Правого сектора» — правда, теперь он представлялся Романом Чиркой. 

Как писал «Журнал Житомира», впервые под этим именем Пирожок засветился в региональной политике, когда выступал на сессии областного совета, посвященной вопросу продления госконтракта с главврачом местной больницы, которого заподозрили в симпатиях к Партии регионов. Позже Чирка упоминается среди сторонников губернатора области Сидора Кизина, которые пытались спасти его от отставки, затем — как советник руководителя отделения «Правого сектора» в Бердичевском районе Житомирской области, член общественного совета областной администрации по вопросам люстрации и помощник депутата Житомирского облсовета от «Радикальной партии». 

В мае 2015 года на сайте СБУ появился пресс-релиз, посвященный Пирожку. В нем украинская спецслужба, не называя фамилию, но указывая должность одессита в Житомирской администрации, рассказывала о его участии в «Легионе «Вервольф»», сроке за детскую порнографию и новом обвинении — на этот раз по части 1 статьи 263 УК Украины за нелегальную торговлю оружием и боеприпасами из зоны АТО. Согласно сообщению, тогда Пирожка задержали с поличным при попытке продажи двух гранат. Сайт Единого государственного реестра судебных решений Украины на момент публикации был недоступен, поэтому проверить сообщение о судимости Пирожка «Медиазоне» не удалось.

Заключать Пирожка под стражу на время расследования суд не стал. В январе 2018 года бывший лидер «Легиона «Вервольф»» выступил с последним словом, в котором, несмотря на задержание с поличным, обвинил спецслужбы в провокации, следователя — в неправильной квалифицикации, а СМИ — в искажении фактов. «Я не знаю, какое решение вынесет суд, именно поэтому последнее слово я закончу просьбой, чтобы в случае, если суд признает меня виновным и назначит наказание, связанное с лишением свободы, дал мне время сроком пять суток для отправки к родственникам в Одессу моего отца Пирожок Николая Степановича 1937 года рождения, ветерана труда, ребенка войны, перенесшего инфаркт, а также улаживания финансовых, бытовых, юридических проблем, связанных с таким переездом», — закончил он свое выступление. 

Суд к доводам Пирожка прислушался, и на следующий день после того, как приговор — три года лишения свободы — устоял в апелляционной инстанции, неонацист объявил в своем блоге на сайте «Журнал Житомира» о том, что покинул страну. 

«Конечно же, я не дам возможности упиться спецслужбам Украины и власти наслаждением наблюдать меня за решеткой и продолжить расправу. На определенный период я покинул страну. Мою Родину, Мою надежду. Но уверяю вас, в короткое время я вернусь, и в общем строю всех этих мразей просто сметем. <…> На днях иду работать в пекарню. Нужно оплачивать комнатку, интернет и прочее. Так что берегите здоровье — оно наше богатство», — написал он. 

Кадр: СК

Пирожок

9 апреля 2019 года ФСБ объявила о задержании Пирожка в Подмосковье. Позже спецслужба опубликовала видео, на котором около десяти сотрудников СОБР в полном обмундировании с автоматами в руках врываются в квартиру и валят на пол одетого в одни трусы немолодого мужчину. 

— Представьтесь, пожалуйста, — говорит закадровый голос задержанному, которому к этому моменту уже дали одеться. 

— Пирожок Игорь Николаевич. 

— Число, месяц, год рождения. 

— Двадцать девятое, двенадцатое, шестьдесят восьмого. 

— За что задержаны? 

— Я пока не очень понимаю. 

Затем в кадре появляются книги об украинском национализме и удостоверения на имя Пирожка — украинский паспорт, корочки помощника депутата Житомирской областной рады и пресс-карта издания «Правозащитники Черниговщины». 

По данным российской спецслужбы, в 2014 году Пирожок создал на Украине «из числа местных сторонников националистических идей» отряд «Хорти», название которого переводится как «борзые», «предназначенные для ведения партизанской войны против Российской Федерации». Прибыв в январе 2018 года в Россию, он стал проживать «по различным конспиративным адресам, проводить мероприятия в интересах организации «Правый сектор», распространяя ее идеологические и агитационно-пропагандистские материалы с целью вовлечения граждан в деятельность указанной организации», говорилось в пресс-релизе. В ходе обыска у него, уверяют в ФСБ, были изъяты «материальные доказательства причастности к деятельности организации». 

В тот же день Пирожка отправили под стражу по обвинению по части 1.1 и 2 статьи 282.2 УК (склонение к участию в деятельности экстремистской организации, участие в деятельности экстремистской организации). Наказание по ней составляет до восьми лет лишения свободы. На заседании суда Пирожок признал вину лишь частично, отказавшись вдаваться в подробности, и попросил избрать меру пресечения в закрытом режиме, однако суд ему отказал и в открытом заседании отправил украинца под стражу на два месяца. 

Вскоре после появления новости о задержании Пирожка в «Правом секторе» поспешили открестится от одиозного соратника. «Игорь Пирожок в 2014-м действительно участвовал в деятельности «Правого сектора». Однако вскоре в процессе чистки рядов мы от него избавились из-за того, что он преследовал свои цели», — сказал изданию «Факты» администратора штаба Житомирской областной организации «Правого сектора» Алексей Мозголик. 

Редактор: Дмитрий Ткачев

Источник: Медиазона

16:30
44
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...