На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

«Пензенское дело» в Петербурге. День третий

Накануне заседание не состоялось, потому что подсудимых по неизвестной причине просто не доставили в суд. Сегодня Филинкова и Бояршинова все-таки привезли. А в суд, помимо родственников и друзей, пришла группа студентов-юристов — они утверждают, что никто не принуждал их к этому, а они сами давно следят за делом.

Процесс ведет тройка судей под председательством Романа Муранова, сторону гособвинения представляет прокурор Екатерина Качурина. Виктора Филинкова защищает адвокат Виктор Черкасов, Юлия Бояршинова — адвокат Ольга Кривонос и Алексей Царев.

Заседание начинается с показаний Юлия Бояршинова — он признает вину и готов дать их первым.

— Ваше отношение к предъявленному обвинению? — уточняет судья Роман Муранов, который председательствует в тройке судей.— Согласен.

— Расскажите про школу «Партизан» и дальнейшие тренировки, — просит адвокат Бояршинова Петр Царев.

— Верил, что в России возможен переворот, — начинает Бояршинов. — Из сети Интеренет я узнал, что в России есть группировки, готовые к захвату власти анагично Украине. Я решил, что мне надо тоже получить навыки. Я пошел в клуб «Партизан». Во время обучения получил навыки обращения с огнестрельным оружием, оказания первой медицинской помощи, выживания в лесу, обращения с радиосвязью, взрывное дело, устройство мин.

По словам Бояршинова, в течение 2016 года он тренировался вместе с Егором (фамилию его он не знает). Он приобрел макет автомата Калашникова, с которым проводились тренировки. В этих тренировках принимала участие и Александра Аксенова — сейчас это жена Виктора Филинкова.

Юлий Бояршинов. Фото: Давид Френкель / Медиазона

— В начале лета 2016 года меня позвали на встречу с ребятами из Пензы, которые тоже интересовались вопросами самообороны, — продолжает подсудимый.

Он говорит, что на встрече были Егор, девушка по имени Полина, Игорь Шишкин и четырые человека из Пензы, Бояршинов говорит, что среди них были Антон Чемезов и Паша Максимкин, но тогда имен и фамилий он не знал.

Бояршинов объясняет, что они использовали выдуманные имена: Егор называл себя Матвеем, Полина — Мариной, Игорь Шишкин — Максимом. По словам подсудимого, они не знали лично приехавших из Пензы и на всякий случай взяли чужие имена. На встрече, которая заняла два дня, обсуждали вопросы самообороны, проводили тренировки с макетами АК.

— Ребята из Пензы показали документ, который они называли «Свод», есть у них некий проект «Сеть», [созданный для того, чтобы] наладить взаимодействие различных групп и чтобы заниматься самобороной.

Судья Муранов спрашивает, что такое «Иордан» — так в материалах дела называется одна из петербургских ячеек «Сети». По словам Бояршинова, «так называли петербургские пензенских», он объясняет, что «петербургские» — это он, Шишкин, Егор и Полина.

Бояршинов рассказывает еще об одной встрече, которая длилась 2-3 дня, они снова готовили вместе еду, обсуждали самооборону и тренировались с макетом. По его словам, на той встрече было несколько человек из Москвы, из которых он запомнил только молодого человека по имени Лев. Из Пензы были Антон, Паша и еще 2-3 человека.

— Продолжались питерские тренировки? — спрашивает судья.

— Зимой 2016 года была встреча на даче у Шишкина, проводили встречу 1-2 дня, также выполняли упражнения с макетами АК и занятия по первой мед помощи. Хочу отметить, что все занятия, которые были до, и эти были направлены на самооборону. Отражение нападений, не было штурмов или еще чего-то.

— Политические вопросы на встречах не обсуждались? — спрашивает адвокат Царев.

— Не обсуждались, и никаких преступлений террористической направленности, — Бояршинов смеется.

Бояршинов продолжает рассказывать про их встречи и тренировки. Он говорит, что с Филинковым познакомился на встрече на полигоне в Ольгино под Петербургом. Потом была еще встреча на арендованной квартире, Филинков там тоже был.

Адвокат спрашивает его про «Свод Сети» — тот же ли это документ, который есть в материалах дела? Бояршинов поясняет, что никогда целиком с ним не знакомился, но похож. Про «протокол съезда», который тоже есть в материалах дела, Бояршинов замечает, что он тоже похож на реальный, но оговаривается, что сам во время той встречи не вел записей и не во всех обсуждениях участвовал.

Адвокат Царев спрашивает его про порох.

Бояршинов рассказывает, что он работает промышленным альпинистом и нашел в октябре 2016 года на одной крыше коробку с разными вещами, среди которых был порох. Он заинтересовался и взял его себе.

После того как пришло сообщение, что в Пензе арестовали Дмитрия Пчелинцева, он решил избавиться от пороха. Пошел в лесопарк, по дороге купил еще каких-то вещей, которые ему были нужны, планировал в лесу выкинуть порох. Но по пути был задержан сотрудниками полиции.

Говорит Бояршинов уверенно, но очень тихо, так что секретарь суда даже принесла ему микрофон.

— Хотите что-нибудь добавить? — спрашивает защитник.

— В документе, который назывался «Свод Сети», внимательно с ним ознакомившись, я обнаружил, что целью создания «Сети» было создание боевых организаций и насильственное свержение власти. Тогда я не обратил на это внимания. Я хочу добавить, что я не разделял и не разделяю идеологию терроризма, сожалею, что я попал в такое сообщество.

Адвокат Филинкова Виктор Черкасов спрашивает, зачем они тренировались.

Бояршинов говорит, что они видели события на Украине и опасались, что в России тоже будут какие-то подобные события с участием ультранационалистических группировок. Так что они хотели быть готовыми к этому моменту.

Черкасов выясняет детали о «Своде», как он обсуждался на встрече, вносились ли какие-то поправки. Бояршинов не помнит.

На вопрос о «съезде» в начале 2017 года подсудимый отвечает, что на встрече не участвовал в обсуждении, занимался какими-то другими вопросами, готовил еду, приезжал-уезжал. По его словам, там обсуждали в основном всякие бытовые вещи, музыку, социальные проекты, экологические. Про «Свод» он ничего не помнит.

— Вам кто-то из организаторов предоставлял протокол съезда, чтобы вы подписали, внесли какие-то правки? — уточняет адвокат.

— Нет, этого не было.

Черкасов спрашивает, были ли обсуждения дальнейших планов, на это Бояршинов отвечает Бояршинов, что никакие действия террористической направленности не обсуждались. Адвокат спрашивает о роли Филинкова на съезде.

— Не помню, не обращал внимания.

— Может быть был организатором, выступал с докладом?

— Я не запомнил.

— Может быть, Филинков брал на себя какие-то обязательства по итогам съезда? Например, я готов выполнить какие-то действия и доложить вам?

— Мне неизвестно.

— Каким образом происходили контакты с другими участниками данного съезда?

— После съезда я никого из Пензы и Москвы не видел, общение происходило через других ребят, через мессенджеры.

— Обучение на курсах [«Партизан»] было конспиративным?

— О курсах я узнал из интернета, у них есть сайт, они абсолютно открыты, есть военный клуб «Резерв» или как-то так он называется, на их базе проводится, любой человек мог прийти и участвовать.

Вопросы задает Виктор Филинков:— На наших с тобой встречах имелось какое-то оружие?

— Обе тренировки были осенью 2016 года, у нас были только массогабаритные макеты АК

— То есть никаких запрещенных предметов не было?

— Не было.

На вопрос Филинкова он отвечает, что никаких взрывчатых веществ на тренировках не было, никакие преступления не обсуждались.

— Виктор был на встрече не все время, приезжал, уезжал, кто-то оставался там ночевать, Виктор приезжал и уезжал, — вспоминает «съезд» Бояршинов.

— Ты говоришь про социальные проекты, это проект «Воля»?

— Точно не помню, возможно, да

— Почему ты называл распечатку своих показаний, которую следствие называет «протоколом», именно протоколом? Ты вообще в материалах дела [ориентируешься]?

— Она в материалах дела называется протокол, поэтому я называю ее протокол.

— Ты считаешь, что даже по формальным признакам там происходит именно обсуждение?

— Сложно сказать, уже не помню.

— Помимо этих трех встреч была еще одна, верно? Со мной, — уточняет Филинков.

— Было два встречи на полигоне в Ольгине...

Виктор Филинков. Фото: Давид Френкель / Медиазона

Судья просит Филинкова пояснить, что он имеет в виду.

— В материалах дела есть запись из «Макдональдса», где есть я...

Его прерывает судья, он говорит, что запись еще не рассматривалась. Судья просит Бояршинова пояснить, были ли еще вообще встречи с Филинковым.

— Была встреча в «Макдональдсе» перед новым годом. Встреча с тобой и девушкой с псевдонимом Ада, Таня которая, — отвечает Бояршинов.

— Смысл встречи? — уточняет Филинков.

— Мне надо было вернуть долг. 16 тысяч рублей. То ли Виктор мне...

— В материалах дела есть информация с твоих электронных устройств, переписка с телефона «Мегафон»...

Его прерывают судьи и просят вопрос задать.

— Юра Чернозорин, ты [этот псевдоним] с какого года используешь?

— Не помню.

— Что за полигон в Ольгино?

— Место где проводились занятия [клуба] «Партизан», он представляет собой просто заброшенную стрйоку военной части. Множество строений недостроенных, которые никак не охранялись, можно спокойно пройти.

— То есть это не секретное место?

— Нет, насколько я знаю, там регулярно проходят страйкбольные игры.

— Ты знал, что там занимаются также национаолисты?

Судья снимает этот вопрос.

Прокурор Екатерина Качурина тоже задает вопросы. Она спрашивает, с какой целью Бояршинов приобрел в «Партизане» навыки взрывного дела — тот Бояршинов поясняет, что это просто был курс, нельзя было выбрать, просто одна из частей курса была про дополнительные подготовки, медицинскую помощь, взрывное дело.

На вопрос об Александре Аксеновой он говорит, что с ней познакомился уже после окончания курсов, которые посещал вместе с Полиной и Егором. На встрече в 2017 году узнал, что Аксенова и Филинков встречаются. Макеты автомата Калашникова он приобрел в интернете.

— Почему выбирались места [для встреч такие], Приозерский район, Московская область? — уточняет гособвинительница.

— Выбирались открытые места, где нам никто не помешает и мы никому не помешаем.

— А как выбирались места?

— Не знаю, я никогда не выбирал.

На вопрос о псевдонимах Бояршинов отвечает, что они начались со встречи в 2016 с пензенскими, потому что поначалу им не доверялии не хотели раскрывать настоящие имена.

Про съезд он рассказывает, что на нем обсуждались успехи нацилналистов на Майдане и выражались опасения, что националисты усиливаются, необходимо защищаться от них.

— Кто из представителей Пензы сообщил, что есть вот эта «Сеть»?

— Не помню.

— Вы были сапером, а Филинков кем?

— Не знаю.

— Шишкин?

— Медик

— Аксенова?

— Связист.

Прокурор прашивает, с чем связано именно такое распределение.

— Я просто хорошо запомнил этот курс, а у других ребят он был укороченный.

На вопрос о том, были ли меры конспирации, подсудимый отвечает, что ничего особенного не было, были средства шифрования, но все ими привыкли пользоваться, так что ничего примечательного в этом не было. Общего чата с пензенскими у них не было, если надо было что-то всем передать, то как раз связист всем писал.

Пензенские просили не рассказывать никому о «Своде Сети», добавляет он. Почему он так назывался, Бояршинов не знает. По его словам, специальности были описаны в «Своде», но там не было указано, кто должен конкретно что выполнять, без имен. Специальности совпадали с тем, что изучалось на курсе «Партизан».

Была ли прописана в «Своде» какая-то структура, он не помнит. Как не помнит, от кого получил файл, его прислали в мессенджере Jabber.

Обстоятельства обнаружения и изъятия у него пороха Бояршинов не оспаривает.

— Если вы не разделяете интересы анархистов, почему вы стали в этом участвовать? — спрашивает прокурор.

— Потому что мне были интересны навыки самообороны. А не раздяляю я именно насильственные методы.

Бояршинов рассказывает, что съезд в 2017 году проходил на Богатырском проспекте в Петербурге. Это арендованная квартира, сначала ее Игорь Шишкин хотел снимать, но потом передумал. Он позвал на встречу кто-то из ребят: Егор, Полина, Шишкин, Аксенова. «Свод» обсуждался на встрече. Любой участник мог поднимать вопросы, но какие конкретно были не помнит.

— Некоторые ребята высказывались, что надо активно готовится ко всем этим мероприятиям, в том числе насильственным дейсвтиям. Кто конкретно, не помню, — говорит Бояршинов.

По его словам, протокол встречи на один компьютер, люди менялись, кто конкретно писал, он не помнит. Встреча длилась 2-3 суток. Прокурор спрашивает, были ли призывы к захвату власти:

— Некоторые ребята высказывались, что надо дождаться, что это произойдет само, некоторые, что надо ускорять самим события и провоцировать, — говорит подсудимый.

Какая позиция была у Филинкова, он не помнит.

Впервые со «Сводом» целиком Бояршинов ознакомился только в ходе предварительного следствия. Адвокат Виктор Черкасов:

— Каким образом в вашей ячейке, в которую вы входили, осуществлялось распределение обязанностей, каким образом каждый из участников принимал обязанности, которые расписаны в обвинительном заключении?

— Летом в Москве мы это обсуждали и просто каждый из ребят выбрал себе.

Виктор Филинков уточняет:

— Насчет конспирации, ты пользовался псевдонимом Юра, джаббером, шифрованной почтой и до «Сети»?

— Да, это были обычные для меня средства связи.

Больше вопросов к Бояршинову нет, допрос окончен.

В зал вызывают свидетеля, это Егор Кириллов — молодой парень в куртке-плаще с частично выбритой головой. Он улыбнулся обвиняемым, а они ему.

— С Филинковым приятельские отношения, бывшие коллеги. С Бояршиновым не знаком, — говорит он.

Обвиняемые это подтверждают. Гособвинительница спрашивает:

— Вы сказали, что знакомы с Филинковым, как давно вы знакомы?

— С момента моего прихода на работу в сентябре 2017-го.

— В качестве кого вы работали?

— В качестве программиста, где работаю до сих пор.

— Какую должность занимал Филинков?

— Тоже программист.

По какому адресу и с кем проживал Филинков, свидетель не знает. Насколько ему известно, был женат. Фамилия жены, вероятно, Филинкова, но достоверно не знает, про жену тот не распространялся. Не знает, было ли у жены Филинкова оружие,

— Просто в разговорах с коллегами, кто-то пошутил, что у жены Вити есть охотничье ружье, если он будет задерживаться на работе, то она его пристрелит, — говорит свидетель. В зале смеются.

Свидетель Кириллов рассказывает, что с женой Филинкова он переписывался уже после ареста Филинкова, переписылся, кажется, «ВКонтакте», смысл переписки был только в том, что она просила денег на адвоката, он ей что-то перечислил.

— Почему переписка с вами происходила?

— Этого я не помню, возможно, я сам ей… Насколько я помню, она написала пост в ВК, где попросила помочь с деньгами на адвоката. Не лично мне, а публичное сообщение. После этого я ей написал, попросил уточнить детали, потому что Виктор был моим приятелем, мне была интересна его судьба, поэтому я написал ей лично, попытался узнать подробности. Наверное, в процессе переписки в какой-то момент перечислил деньги.

— С какого момента вообще знакома вам супруга Филинкова? Когда вы ее первый раз увидели?

— Первый раз увидел в декабре 2017 года, у меня был день роджения, я приглашал всех на вечеринку на этот счет в бар, формат был такой, что в принципе мог прийти любой желающий. Я позвал Витю как коллегу, в какой-то момент вечеринки приехала его жена, там ее увидел.

— Чем она занималаись? Работала?

— Насколько я знаю, она училась.

За что Виктора задержали, его жена свидетелю не сказала. Подробности про арест узнал из новостей.

— Он что, такая популярная личность, что все новости про него, «Яндекс» там? — удивляется прокурор.

Виктор Филинков спросил свидетеля про свой ноутбук, выдавались ли они на работе сразу с шифрованием. Кириллов не помнит таких деталей.

Адвокат Черкасов спрашивает свидетелем о чате в одном из мессенжеров. Тот говорит, что в чате были он, Витя, их коллега Коля, свидетель Степан Прокофьев, коллега Ольга Лучко. Как в чат попала жена Филинкова, он не помнит. Когда начали обсуждать там пропажу Филинкова, тоже не помнит. Как именно сообщили в чате, что Филинков пропал, не помнит. По его словам, Филинков должен был ехать в аэропорт — и вроде бы супруга написала в чат, что Филинков не прилетел к ней.

Черкасов спрашивает про Степана Прокофьева — в каких отношениях он был с Филинковым? Свидетель не знает. Судья предлагает задать этот вопрос самому Прокофьеву.

Защитник просит охарактеризовать Филинкова.

— Трудолюбивый, много задерживался на работе, как и все наши коллеги в тот период, мы сидели допоздна, в общении веселый, дружелюбный, любит над собой посмеяться, поддержать веселый разговор.

— На какие темы вы общались с Виктором помимо работы?

— Повседневные, фильмы. Точно не помню. Обычные разговоры коллег.

— Какие-то политические темы, происходящее в стране?

— Насколько я помню, нет.

— В общении с вами Филинков пытался как-то вас склонить к каким-то действиям, которые в вашем понимании являись противоправными?

— Нет.

У адвокатов Бояршинова к свидетелю нет вопросов. Прокурор просит огласить показания, который свидетель давал на следствии, из-за противоречий: обстоятельства переписки и от кого стало известно, что у жены Филинкова есть оружие.

Филинков возражает. Его адвокат Черкасов поясняет, что нет оснований для удовлетворения ходатайства, свидетель уже все сказал — о наличии оружия он узнал от кого-то из коллег, в материалах дела именно такая информация. Пропажу Виктора обсуждали в мессенджере Telegram, никаких противоречий не усматривается. Бояршинов и его защита не против оглашения. Судья удовлетворяет ходатайство.

Прокурор читает протокол допроса, который 26 февраля 2018 года проводил следователь ФСБ Геннадий Беляев — он возглавляет расследование петербургской части «пензенского дела».

В протоколе сказано, что помимо рабочих, свидетель и Филинков обсуждали бытовые вопросы, в частности, Филинков выступал за равноправие женщин перед мужчинами. От какой-то коллеги свидетель Кириллов узнал, что жена Филинкова увлекается оружием, сказано в протоколе.

Как говорится в протоколе допроса, после исчезновения Филинкова его жена присылала в чат ссылку на новость «Медиазоны» — речь идет о событиях 24 января 2018 года, когда Филинков исчез по пути в Киев, позже выяснилось, что в аэропорту его задержали сотрудники ФСБ (позже Филинков сам подробно описал события того вечера и пережитые пытки).

На этом чтение заканчивается.

Адвокат Черкасов просит суд огласить листы переписки в телеграме, чтобы показать, что супруга Филинкова просила не финансово помочь, а помочь с поисками пропавшего мужа, там указано, в какие интсанции она обращалась. Оттуда также ясно, что свидетелю Кириллову известно о роли свидетеля Степана Прокофьева в этих событиях, добавляет адвокат.

Ничего не ответив на это ходатайство, судья объявляет перерыв на 20 минут.

Источник: Медиазона

12:30
58
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...