На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

Экс-премьер Польши: от встречи Путина и Трампа хочу ожидать новой разрядки

Экс-премьер Польши: от встречи Путина и Трампа хочу ожидать новой разрядки

Лешек Миллер на посту премьер-министра Польши (2001-2004 гг.) активно вел переговоры о вступлении республики в Евросоюз и ушел в отставку на следующий день после того, как это произошло. Экс-глава кабмина продолжает активно участвовать в политической деятельности, в частности, возглавляет партию «Союз демократических левых сил». В интервью РИА Новости он рассказал, чего ожидает от встречи президентов России и США в Хельсинки, зачем Варшава просит прислать в страну американские войска и действительно ли поляки боятся российской военной агрессии.

—  Польско-российские отношения находятся в таком состоянии, что, кажется, для их спасения нужно срочно что-то делать. Что, по вашему мнению, нужно предпринять в первую очередь? С чего начать?

— Польско-российские отношения на государственном уровне заморожены. Не встречаются президенты, не встречаются премьер-министры, не встречаются министры. Даже прекращено малое приграничное движение между Калининградской областью и Варминьско-Мазурским воеводством. И не видно никаких симптомов того, чтобы это изменилось. Разве что ближайший саммит Трамп — Путин принесет какое-либо снижение напряженности в мире. Тогда это, конечно, имеет шанс перенестись и на Польшу.

Но ситуация очень нехорошая. Последнее мероприятие, которое должно было быть организовано несколько лет назад — Год российской культуры в Польше и Год польской культуры в России, не состоялось. То есть можно сказать, что отношения оказались в замороженном состоянии.

Без какого-то импульса на наивысшем уровне как в Польше, так и в России, ничего не изменится, потому что основой польской политики является русофобия. Русофобия является как бы официальной государственной доктриной, и в связи с этим отношения находятся на очень низким уровне.

— Со стороны кажется, что Польша активнее остальных стран ЕС и НАТО стремится создать напряжение в отношениях с Россией. Уже даже сама мысль о том, что Варшаве стоит попробовать договариваться с Москвой вызывает атаку со стороны средств массовой информации. А тем временем Германия строит с Россией газопровод, Турция покупает в России системы ПВО…

— Посмотрим на Европейский союз. Канцлер Германии встречается с президентом Путиным. Французский президент Макрон — тоже. Премьер Венгрии — также. Новые власти в Австрии, Италии и Испании сигнализируют о необходимости организации нормального сотрудничества. Все это происходит рядом с Польшей, а Варшава неподвижно стоит на своих антироссийских позициях. Я говорю о властях, а не об обществе…

— Если посмотреть польские официальные СМИ, послушать польских политиков, которые сейчас у власти, то возникает впечатление, что Россия является основной угрозой для Польши. Именно этим объясняется продолжающаяся милитаризация на восточном фланге НАТО. Обычные поляки тоже так считают?

— Я считаю, что Россия не вторгнется ни в одно из государств НАТО. Здесь ставят в пример Украину, Крым. Но, во-первых, это не страны НАТО. Ни одной из стран НАТО не угрожает никакая российская агрессия, потому что агрессия в отношении хотя бы Литвы, Латвии, Эстонии, Польши означает войну с НАТО и в результате третью мировую войну, то есть уничтожение всего мира. Никто на это не пойдет — ни в Москве, ни в Вашингтоне, ни в Брюсселе. Тем более я не вижу ни одного повода, по которому Россия должна была осуществлять военное вторжение в Польшу. Между Польшей и Россией нет никаких территориальных споров. В Польше нет никакого российского меньшинства, которому Россия хотела бы помочь. В Польше нет ничего, если речь идет о природных ресурсах, чего нет в России. И по какому поводу Россия напала бы на Польшу? Но такая аллюзия или иллюзия, что так может случиться, конечно, присутствует в польской публицистике и в польской политике. Вот оттуда и все действия по усилению восточного фланга НАТО. Если это поможет добавить уверенности в том, что Польше будет безопаснее, что НАТО будет безопаснее, то нет проблем…

—  В польском правительстве наверняка есть разумные люди. Какова может быть правдивая цель военного усиления?

— Я думаю, что действительно много правых политиков как из «Права и справедливости», так и из «Гражданской платформы», и вправду считают, что Россия имеет агрессивные намерения в отношении Польши и Польша должна от этого защищаться. Они действительно все время ожидают, что здесь, где мы сейчас сидим, через минуту появятся российские танки, российские солдаты и так далее.

—  Так долго об этом говорили, что уже и сами поверили?

— Да. Они так считают и в это верят.

— А они понимают, что пригласить к себе американские войска легко, а попросить покинуть страну будет уже намного сложнее?

— Думаю, что нет. Но, во-первых, мы не знаем, согласятся ли американцы создавать здесь какие-то большие базы. Это затраты не только для Польши, но в первую очередь это огромные затраты для американцев.

— А все-таки, почему польские политики жаждут присутствия в своей стране именно американских войск? Не немецких, которые рядом, а именно американских?

— Они думают так, что если Россия на нас нападет, то должна будет атаковать американских солдат. И тогда американцы точно будут должны включиться в эту войну и не смогут оставаться в стороне.

— Чего вы ожидаете от саммита Путин-Трамп, который состоится в понедельник в Хельсинки?

— Я бы хотел ожидать какого-то снижения напряженности, то есть новой разрядки, как было во времена Горбачева, Рейгана и так далее, потому что я большую часть своей жизни провел в предыдущем строе, где было два больших блока — один во главе с Советским Союзом, второй во главе с Америкой. И война каждую минуту казалась чем-то очень реальным. После 1989 года я надеялся, что эта атмосфера уйдет, что я остаток жизни уже проведу в таких хороших, спокойных условиях. А сейчас я чувствую, что снова эта атмосфера нарастает, что все смотрят: будет война — не будет войны. Мне этого хватило. Я хотел бы жить в нормальных условиях, где державы сотрудничают друг с другом, где никто не угрожает никому танками, войной и так далее.

Если бы удалось на этой встрече Путина с Трампом сделать какое-то движение в этом направлении, то я был бы довольным человеком. Чем меньше напряжения, тем лучше для Польши и для всего мира.

— А в действительности вы ожидаете, что напряжение удастся снизить?

— Знаете, я вернусь еще на минуту к временам Советский Союз — Соединенные Штаты. Тогда было так, что можно было заранее предвидеть, что на такой встрече скажет президент Соединенных Штатов, в то же время не было известно, что скажет представитель Кремля — Горбачев или кто-то другой. Сейчас все полностью наоборот. Можно заранее предвидеть, с какой повесткой приедет Путин, но в то же время никто не знает, что сделает президент США, потому что он ведет себя нетрадиционно, он часто ведет себя экстравагантно, и нужно подождать, чтобы увидеть, с каким планом, с какой повесткой он появится.

Эта встреча точно вызовет огромную заинтересованность. Думаю, что это будет встреча, за которой будут наблюдать во всем мире и в Польше, конечно же, тоже.

Но какой будет эффект, я сказать сейчас не могу, потому что не знаю, с чем на эту встречу приедет Трамп, с каким планом, с какими предложениями.

—  С невероятным вдохновением в Польше разрушают памятники советским солдатам, погибшим в боях с немецкими фашистами. Неужели кто-то не понимает, что политика политикой, но есть вещи, которые стоят над ней?

— Потому что в официальной линии присутствует тезис о том, что когда кончилась гитлеровская оккупация, началась советская оккупация. И некоторые говорят, что Вторая мировая война кончилась для Польши только в 1989 году, и потому воюют с памятниками, с названиями улиц — такая повсеместная декоммунизация, как это называется. Я, конечно, с этим не согласен. Я считаю, что советские солдаты спасли нас от опасности физического уничтожения, потому что в концепции Гитлера первым народом, обреченным на уничтожение, были евреи, но поляки были следующими. Следовательно, даже если правильным является тезис о том, что советские солдаты не принесли нам свободы, так как сами не были свободными… Ну, хорошо. Даже если не принесли свободы, то спасли нам жизнь. Надо сказать, что они спасли жизнь полякам, и если бы не они, то были бы мы следующими в очереди на полное уничтожение, как евреи. Поэтому надо тех советских солдат чтить и склонить голову перед их самопожертвованием, так как без них мы бы понесли огромные человеческие потери.

Польские руководители все время говорят, что поддерживают стремление Украины войти в ЕС, в НАТО, но в то же время пока не видно шансов разрешить исторический конфликт. На этой неделе в Польше отмечали годовщину Волынской резни. Есть ли выход из этой ситуации? Пока похоже на то, что никто не откажется от своей позиции.

Выход есть только один. Он в том, что украинские власти признаются в геноциде, который имел место в 1943-1944 годах, геноциде, совершенном подразделениями Украинской повстанческой армии*, геноциде, который стал результатом идеологии Шухевича, Бандеры, Донцова, и признаются в уничтожении от 120 до 150 тысяч поляков, которые зверски убиты на Волыни и в Галиции только за то, что были поляками. Это типичный геноцид. Но власти Украины не только не хотят этого сказать прямо, а еще из таких личностей, как Бандера, Шухевич, из таких формирований, как УПА*, даже дивизия СС «Галичина» делают героев, ставят им памятники и развивают культ вокруг этих преступников. Я рад, что польские власти наконец-то начинают на это реагировать, что начинаются первые сигналы, что мы не будем этого терпеть. Мы, конечно, не можем украинцам определять их героев. Пусть они определяют в герои кого хотят. Но мы имеем право реагировать, если видим, что на постаментах стоят преступники, именами преступников и убийц называют улицы. И надо об этом говорить и добиваться, чтобы они знали, что мы, поляки, будем на это реагировать.

— При этом в Польше проживают около полутора миллионов украинцев…

— Я время от времени встречаюсь с этими людьми, например, с таксистами, со студентами и так далее. Иногда я с ними на эту тему разговариваю и вижу, что большинство из них не принимают бандеровской идеологии, и они понимают, почему мы этому так сопротивляемся. Так что можно сказать, что простые люди отдают себе отчет, что случилось на Волыни. Но украинские власти начиная от президента, премьера, министров и так далее пользуются украинским национализмом как главным фундаментом новой Украины.

— Скандал с судьями Верховного суда — это только одна из многих конфронтаций с Еврокомиссией за очень короткое время. Кажется, что на этот раз все не закончится так благополучно, как в вопросах вырубки Беловежской пущи или закона о Холокосте…

— Госпожа первый председатель Верховного суда остается первым председателем Верховного суда, ибо в конституции имеется однозначная и не оставляющая никаких сомнений запись — первый председатель избирается на шесть лет. Не «до шести лет», а «на шесть лет». Это то же самое, если бы, например, PiS (правящая партия Польши «Право и справедливость»), имея большинство в Сейме, приняла закон о том, что сокращает срок полномочий президента, потому что Дуда (президент Польши) им не нравится. Для того в конституции и определены различные сроки полномочий, касающиеся Национального судебного совета, Верховного суда, президента и так далее, чтобы никакая сила, которая приходит к власти, не могла этого изменить. Мы имеем дело с явной попыткой подчинения судебной власти политическому пространству.

*Организация запрещена в России

Источник: РИА новости

11:02
45
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...