На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

Вход воспрещен, или Добро пожаловать: как живет "запретный" район Брюсселя

Вход воспрещен, или Добро пожаловать: как живет "запретный" район Брюсселя

БРЮССЕЛЬ, 17 июн – РИА Новости. Моленбек — одна из немногих брюссельских коммун, название которой хорошо знакомо миру, однако слывет она в прессе, как правило, местом угрюмым, не для расслабленных прогулок и небезопасным для чужаков. Переступив через незримую границу кварталов, корреспондент РИА Новости проверил, как течет жизнь на другом берегу канала, отделяющего этот некогда знаменитый фабричный район от охраняемого военными патрулями, наполненного туристами и ароматом сладких вафель центра бельгийской столицы.

Квартал на западе города с пасторальным названием «мельница у ручья» — именно так переводится Моленбек — в прошлом был удостоен сравнения с «маленьким Манчестером» за богатую промышленную архитектуру и близость к каналу, служившему для доставки грузов на местные фабрики, но в последние годы приобрел репутацию далеко не романтическую: сюда вели следы целого ряда дел о терактах в Европе последних лет.

Распространившийся стереотип о Моленбеке как о некоей «запретной территории» уже не раз провоцировал конфликтные ситуации и в публичном пространстве: начиная с резких высказываний Дональда Трампа о городе в ходе его предвыборной кампании, заканчивая совсем свежей историей о намерении бургомистра моленбекской коммуны подать в суд на репортера телекомпании Fox News «за клевету». Прогулка по Моленбеку позволяет открыть его с другой стороны – как квартал со своим колоритом и историей, в которой были и есть не только темные пятна.

«На районе»

Трамвай высаживает пассажиров на остановке у канала. За ним, сразу за мостом, начинается Моленбек. Вывески некоторых магазинов здесь уже продублированы арабской вязью. Через несколько минут ходьбы — главная, Коммунальная площадь Моленбека, где шумит воскресный рынок: дети просят сладостей, взрослые спешат закупиться всем необходимым, торговцы развешивают товар. Во всеобщей суете, отмеченной многонациональным колоритом, не замечаешь, как выходишь на другую часть площади и упираешься в трехэтажный белый дом старой постройки, где были прописаны братья Абдесламы, фигуранты дел о терактах в Париже.

Этой травмы в Моленбеке не забывают. Напротив злополучного дома два года назад был установлен монумент жертвам терактов во французской и бельгийской столицах — «Пламя надежды»: прямоугольная лампада высотой порядка 3 метров, стенки которой выполнены из листов нержавеющей стали, в них, как в кружевах, вырезаны арабские буквы. Внутри всегда горит свет. По замыслу художника Мустафы Зуфри, этот свет противостоит тьме и варварству.

Сейчас в здании открылось общественное арт-кафе Brass'art, двери которого, как заявляют его создатели, открыты для всех, вне зависимости от культуры, возраста и пола — светлое пространство для диалога и встреч на площади порядка 130 квадратных метров. Как свидетельствует программа клуба, в нем регулярно проводят живые концерты. А чуть ранее, в мае, в помещении бывшего кафе, принадлежавшего тем же Абдесламам, три местные ассоциации открыли другой общественный клуб, на церемонию открытия которого приезжал премьер-министр Шарль Мишель.

Еще с 2016 года, когда Париж и Брюссель потрясли теракты, мэрия Моленбека запустила и реализует социальные проекты, призванные изменить облик района и вовлечь молодежь, часто безработную и предоставленную самой себе, в общественную жизнь. Как и в любом густонаселенном районе с невысоким уровнем жизни, здесь у станций метро и некоторых кафе группируются кампании молодых людей, которые, не отрываясь от эмоциональных разговоров, бросают по сторонам оценивающие взгляды.

Местные жители от такой репутации своего района устали и раздражения в разговоре не скрывают. «Те, кто совершает дурные вещи, это меньшинство. Большинство из живущих в Моленбеке — обычные люди, у них обычная жизнь. Здесь много тех, кто иммигрировал, но они давно все уже живут как бельгийцы. Людей, конечно же, раздражает, что про Моленбек вспоминают сразу же, как где-то что-то происходит», — восклицает Мохаммед, приехавший из Марокко полвека назад.

В Моленбеке он живет много лет, вырастил здесь четырех детей и гордится тем, чего достиг за свою долгую жизнь. «Тут небогатый район, да, хорошего жилья не так много, поэтому оно дешевле, и это влияет на обстановку. Но не слушайте и не читайте, что пишут про Моленбек», — говорит он. Разговор со старожилом происходит на скамейке в одном из скверов.

«Много молодых без работы. Когда мы приезжали сюда, у нас была работа, мы много работали. Сейчас молодежь совершает глупости, вот недавно устроили драку, но это еще и к родителям вопрос, согласитесь, кто-то, возможно, упустил своих детей. У меня их четверо, и все учились, и работают: сын — в госучреждении, одна из дочерей работает в социальных службах», — с гордостью рассказывает Мохаммед.

На ожидаемый вопрос, есть ли в Моленбеке места, куда не выезжает полиция и куда категорически не стоит заходить, Мохаммед смеется: «Идите в любое место, куда захотите». «Сейчас ситуация другая, вы сами же видите – вот полицейские, стало спокойнее, да и контроль стал другим», — поясняет он, подчеркивая, что в Моленбеке, как и везде, есть даже «свои зажиточные улицы». «А то, что надписи на арабском, так это для привлечения клиентов», — говорит он.

За двухчасовую прогулку по Моленбеку никаких происшествий не наблюдалось, по улицам проезжали полицейские патрули, а пристальные взгляды, порой сопровождавшие проход по жилым улицам и процесс фотографирования, не привели ни к каким инцидентам или попыткам выяснить цель присутствия.

«Здесь обычный район, такой же, как везде. Живу здесь с семьей, в пару минутах от (станции метро — ред.) Рибокур, много работаю», — с неохотой комментирует имидж Моленбека Джауад, таксист, сдающий смену своему напарнику. Мэрия Моленбенка на запрос РИА Новости с просьбой рассказать об усилиях по улучшению имиджа квартала не откликнулась, но в свежем номере своего официального вестника признает, что «на коммуну сильно повлияла медиатизация, последовавшая за терактами».

Моленбек для внимательного гостяНа фоне непримечательных домов выделяется историческое здание, которое оказалось огромным — по меркам не самого богатого городского района — краеведческим музеем. Журналисту — вход бесплатный, сотрудники рады каждому посетителю. По удачному стечению обстоятельств идет экскурсия для небольшой группы из пяти человек, экскурсовод предлагает после осмотра экспозиции выйти в город и осмотреть местные достопримечательности.

«Здесь есть общественная и культурная жизнь, а не просто какой-то „квартал террористов“, как про него некоторые пишут. Вы и сами и можете в этом убедиться», — говорит экскурсовод. Она уже много лет водит экскурсии для всех желающих по историческим местам Моленбека и, по ее словам, «по району передвигается свободно».

Вот здесь местные жители в рамках программы развития квартала разбили во внутреннем дворе сад, а в этом здании расположен «бизнес-инкубатор», где стартапы могут получать льготные условия работы, и часть средств поступает из программы, финансируемой ЕС. А в этом здании местный житель, не преуспевший в учебе, сумел открыть свой собственный бизнес-проект, который прижился, рассказывает экскурсовод.

В помещении заброшенной фабрики энтузиасты открыли мастерскую, где обучают владельцев велосипедов, весьма популярного в Брюсселе средства передвижения, самостоятельно их ремонтировать. В давно закрывшейся пивоварне работает музей, а рядом открылись вполне приличного вида бар с видом на набережную канала и даже гостиница. По соседству с неблагополучного вида многотоэтажкой энтузиасты возвели небольшой комплекс зданий инновационного экожилья, позволяющего экономить на счетах за отопление.

В Моленбеке расположена известная церковь Святого Иоанна Крестителя 1931 года, выполненная в стиле «арт-деко» — одна их трех брюссельских церквей, полностью возведенная из популярного в ту эпоху бетона. В квартале сохранились и построенные в середине 19-го века фабрикантами для своих рабочих жилые здания с элементами неоготики, и необычные на слух названия улиц — «Успеха» и «Процветания».

В другом историческом здании из кирпича, выкрашенного в белый цвет, в прошлом располагалось мукомольное предприятие, а сейчас в нем работают дизайнерские студии и творческие лаборатории, одна из которых называется не иначе как «Czar/СССР». Прямо напротив — благоустроенная набережная с велодорожкой, в оформлении которой принимал участие «русский артист», рассказывает экскурсовод и показывает рукой на асфальт, поверх которого плиткой выложены авангардные надписи на кириллице: «Время жестких фабричных окраин», «Проступают следы от ботинок». Это строки из стихов Евгения Бунимовича.

«Обратите внимание, вы видите перед собой пример „джентрификации“ квартала, когда его обустройство приводит к повышению цен на жилье и вытеснению малообеспеченных жителей вглубь района. Недвижимость у канала в Моленбеке стала пользоваться большей популярностью», — объясняет экскурсовод. Неподалеку расположены бывшие военные казармы — здание из характерного красно-бурого кирпича с неприступной стеной и башнями, подобно средневековому замку. Здесь функционирует центр по приему беженцев, но, как поговаривают, делится экскурсовод, здание могут скоро выставить на продажу, и это тоже знак происходящих изменений.

Вторую жизнь в квартале обрела и территория бывшего литейного завода: здесь работает музей под открытым небом, где собраны причудливые промышленные механизмы и приборы, которыми пользовались более века назад. По словам смотрителя, для местных жителей регулярно проводятся мастер-классы, на которых все желающие могут попробовать свои силы в литье фигурок из металла. Преемственность традиций: именно в Моленбеке были отлиты знаменитые бронзовые ворота Нью-Йоркского зоопарка.

Источник: РИА новости

09:46
64
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...