На нашем сайте появилась возможность
авторизации через известные социальные сети

"Словно никто и не исчезает": один день из жизни хосписа

"Словно никто и не исчезает": один день из жизни хосписа

МОСКВА, 15 июн — РИА Новости, Наталия Федотова. Помочь неизлечимо больному человеку при желании может каждый, для этого необязательно быть врачом. Корреспондент РИА Новости побывала в одном из столичных хосписов и побеседовала с работающими там волонтерами.

«Она очень любила ромашки»

«Первой пациенткой, с которой я познакомилась, была Елизавета. Я тогда только пришла волонтерить и немного стеснялась. Она сидела здесь, в холле. Поздоровалась со мной. Бывают такие лица… Она была вся в веснушках. Мне разрешили с ней погулять, и так завязалась наша дружба», — рассказывает координатор фонда «Вера» Ольга Терёшина.

 

Елизавета очень любила ромашки. Они росли вдоль забора, и Ольга, пока шла в хоспис, успевала набрать букет. «Вставала перед ней на колено и говорила: „Лиза, это вам“. Она очень радовалась», — продолжает Ольга.

«Лиза пела в хоре, и ее коллектив приезжал к нам дважды. В последний раз она этого очень ждала. Позвонила мне на работу, но я была занята и сказала, что перезвоню попозже. А когда перезвонила, трубку взяла Лизина дочка и сообщила, что мамы больше нет. Это была моя первая потеря тут», — говорит волонтер.

Она помогала в хосписе «Дегунино» три года, последние два месяца работает координатором. С сотрудником социальной службы Евгенией они часто вспоминают своих пациентов, «потому что они все необыкновенные».

«Как будто никто не исчезает, как будто все остаются. Тут всех помнят. Самое страшное, наверное, забыть. Забыть лицо, голос… Ведь и фотографии остаются не всегда», — добавляет Ольга.

В стационаре хосписа и под наблюдением его выездной патронажной службы — паллиативные пациенты в основном с онкологическим диагнозом, и пожилые, и молодые. Это болезнь без возраста. «Тут те, кому нужны специфическая терапия и обезболивание. Здесь это умеют, здесь хорошие специалисты. Самое главное, чтобы было не больно, не стыдно, уютно и хорошо», — считает собеседница.

С радостью к жизни

В холле с декоративным камином опять концерт. Семь певцов Московского синодального хора (художественный руководитель — заслуженный артист России Алексей Пузаков) выступают для нескольких пациентов и человек пяти медперсонала — большинство обитателей хосписа по состоянию здоровья присутствовать не смогли.

Бабушка лет девяноста Антонина Георгиевна сияет глазами и улыбкой. «Красиво! Будто в церкви побывала, — говорит она нараспев. — Я раньше ходила в храм, и сейчас ходила бы…» Другая пациентка, хоть и не может встать, разрешила привезти себя на кровати. «И не попросилась обратно, значит, ей тоже понравилось», — отмечает Ольга.

В программе — духовная музыка. «Подобрали в основном пасхальные произведения, с радостью жизни, надеждой на воскресение. Наш музыкальный благотворительный проект называется „Свет любви и надежды“. Спросите, какая же тут надежда? В православном смысле — надежда на воскресение. Хочется, чтобы наше пение настроило всех на позитивный лад», — объясняет руководитель проекта Татьяна Трескова.

Ансамбль солистов Московского синодального хора тоже можно смело назвать волонтерами. Они выступили уже в нескольких хосписах Москвы, и благодарность их подопечных вдохновляет артистов строить планы на развитие проекта и выход за пределы столичного региона. «Чувствуется отдача, потому что есть осознание глубокого смысла того, что ты делаешь», — добавляет Трескова.

«Холодильники забиты мороженым»

«После выступлений артистов дежурства всегда легче проходят, потому что боль немного отступает», — признается заведующий хосписом Гегам Мкртчан.

Хоспис «Дегунино» — это филиал Московского многопрофильного центра паллиативной помощи Департамента здравоохранения. Пациенты стационара и выездной патронажной службы — онкологические больные, нуждающиеся в обезболивании и поддерживающей терапии.

«Был случай, я дежурил, на улице жара, лето — и кто-то из пациентов попросил мороженого. Купили. На следующий день та же просьба. Опять сбегали, купили. Решили написать в фейсбуке: „Кому не сложно, приносите мороженое“. Так я до одиннадцати часов вечера принимал это мороженое — несколько сотен принесли. Все морозильники были забиты. В каждой палате холодильники тоже битком. А люди все несли и несли», — вспоминает врач.Во всех московских хосписах посещение пациентов круглосуточное.

«В больницах режим дня — такие листочки висят в каждой палате. У нас их нет. Абсолютно свободное посещение. Мы просто стараемся лишний раз больных не беспокоить, потому что ночью, например, у кого-то могло быть усиление болевого синдрома, и только под утро человек уснул. Вот мы их по часам и не будим. В общем, стараемся делать все, чтобы улучшить качество жизни, состояние и самочувствие», — рассказывает заведующий.

В одном из помещений первого этажа — часовня великомученика Пантелеимона, где по праздникам совершаются богослужения. «Пациент или его родственник могут позвать священника в любой момент, он никогда не отказывает. При этом все московские хосписы и Центр паллиативной помощи — светские учреждения, где находятся представители разных конфессий и куда вход открыт любому священнослужителю», — добавляет он.

В хосписе есть основные группы лекарственных препаратов и средства ухода, всем прочим, а также «маленькими капризами» занимается фонд «Вера». «Мы очень благодарны им — и руководству, и волонтерам. Все молодцы! Очень нам помогают!» — отмечает Мкртчан.

В «Дегунино» 15 постоянных волонтеров, а всего так или иначе участвуют в жизни хосписа 45 человек.

«Шампанского и покурить»

Когда кто-то из пациентов уходит, не переживать не получается. «Говорят о каких-то там барьерах… Просто я думаю, что очень сложно любить наполовину, переживать наполовину. Если уж любить, то в полную силу, если о ком-то заботиться — тоже. Естественно, все становятся близкими, и каждый уход переживаешь», — объясняет Ольга.

«У нас была Леночка — молодая женщина. Мы однажды пошли гулять в сад. Для пациентов это просто счастье, что можно выйти на улицу: до того как попасть в хоспис, некоторые годами не были на свежем воздухе — не имели технической возможности выйти из дома. Леночку мы повезли гулять прямо в кровати. Обычно подходишь — как и сейчас, перед концертом — и говоришь:

— Пойдемте в холл.— Ты что, дорогая, я же не хожу.— А мы вас прямо на кроватке.— Заругают же.— Кто заругает? Здесь все можно! Хотите, на руках донесу?» — улыбается Ольга.

Лену сопровождали несколько волонтеров. На вопрос «Чего сейчас еще хочется?» она ответила: «Шампанского и покурить». Шампанское нашлось безалкогольное и обычное полусухое. Сначала она выбрала безалкогольное.

«Налили ей бокал. С нами был парень-волонтер, помог ей прикурить сигарету, пепельницу дал, — вспоминает Ольга. — Она лежит, улыбается в небо и говорит: „Господи, спасибо тебе! Вы знаете, меня сегодня еще и окрестили. Я думала, что самый лучший день в моей жизни был, когда я выиграла литературный конкурс. Ничего подобного: самый лучший день — вот прямо сейчас. Налейте мне еще шампанского, настоящего!“

»Пришли ее подруги и очень удивились: обычно она мало ела и пила из-за приступов дурноты. А тут говорит: «Еще кофе и мороженого!..» Через несколько дней Лена ушла. Обычно мы не замечаем вот этих мелочей. Но это для нас «мелочи», а для кого-то — очень важно. Это, может быть, счастье", — заключает Ольга.

«Как сидел с родителями у костра»

«Недавно наш волонтер гуляла с пациентом, и они разговорились о счастье. Больной вспоминал не любимую работу, не покупку первой машины. Он вспоминал, как сидел с родителями у костра, когда был маленьким, как впервые взял за руку дочку… Она сейчас приходит к нему — уже взрослая, красивая», — рассказывает Ольга.

Другому волонтеру пациентка как-то призналась, что хочет просто постоять. «В тот момент это было для нее счастьем. Вот и мы с вами счастливые, потому что вообще можем ходить — пусть даже на работу, приготовить себе кофе, кого-то поцеловать, обнять. А у некоторых не шевелятся руки, нет на это сил», — рассуждает она.

«Хочется маникюр и красивую стрижку»

Ольга стала волонтером, потому что от онкологии умерла ее бабушка. «Сначала, наверное, это был порыв — „додать“ любовь кому-то еще. А потом я поняла, что не могу без этого. Просто потому, что здесь я себя чувствую на своем месте. Причем в фонде есть правило: если вы только что пережили утрату близкого человека или у вас прямо сейчас есть тяжело болеющий родственник, то прежде чем стать волонтером или благотворителем фонда, вас попросят подождать год, чтобы принять взвешенное решение», — отвечает Ольга на вопрос о выборе работы.

Среди волонтеров есть ответственные за чистоту, за общение с пациентами и их родственниками, за прогулки, за растения в зимнем саду, за хозяйство.

«Я, в свою очередь, стараюсь, чтобы здесь просто было хорошо. Новый плед на диван, найти артистов, которые понравятся пациентам, принести новую чашку, ложку, футболку, если кто-то свою дома забыл. Поговорить с родственником, который только что лишился близкого человека, и сейчас растерян, напуган и не знает, что делать, — это тоже моя работа. Утешить, направить, объяснить, помочь организовать», — рассказывает Ольга.

Ей нравится быть с пациентами рядом. «Для меня это проявление любви — помочь поесть, погладить, помазать кремом ручки, причесать», — говорит она.

«А еще у нас есть волонтер — мастер красоты. Каждой женщине важно чувствовать себя красивой, даже если ты прикована к постели. Многим хочется сделать маникюр и красивую стрижку, вот наш волонтер и приходит ко всем желающим и стрижет», — добавляет Ольга.

Музыкант в «совершенно полосатом халате»

Одним из пациентов хосписа был Анатолий Васильевич — профессиональный музыкант, объездивший весь мир. С ним было особенно интересно общаться.

«Как-то к нам приехал музыкальный коллектив, который не очень хорошо играл. Мы сидели и обсуждали с ним это. Он переживал: не та, мол, тональность. Потом подошел к ребятам и, хотя на самом деле был достаточно резким человеком, так нежно, так деликатно сказал: „Как здорово, что вы пришли. У вас поет душа — это видно. Ее бы только оформить в хорошую музыку“. Они поняли и не обиделись абсолютно, и за это я ему благодарна», — вспоминает координатор фонда.

«Когда он уже уходил и ему было очень плохо, я села рядышком, и он мне долго рассказывал о своей молодости. Он воспитывался в интернате, потому что хотел заниматься только музыкой, — уехал от родителей. Через неделю, как его не стало, помогая разобрать вещи для прачечной, я нашла его халат. Он был какой-то особенный, совершенно полосатый», — делится подробностями Ольга.

И она сразу вспомнила, каким красивым Анатолий Васильевич был в этом халате. По ее признанию, простояла так минут пятнадцать, думая о нем со слезами нежности и благодарности.

«Конечно, каждый раз, сколько бы ни прошло времени, все равно сердце екает: вспоминаешь, хочется встретиться. И на самом деле, я надеюсь, что мы когда-нибудь встретимся», — заключает девушка-волонтер.

Источник: РИА новости

08:02
55
Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...